Медицинская энциклопедия г. Москвы

Лечебное питание для онкобольных — польза виды набор веса при онкологии хорошо или плохо.

Апр 20, 2020

Около трети пациентов с установленным онкологическим заболеванием непреднамеренно теряют более 5% от изначальной массы тела. Врачи называют такое состояние раковой кахексией [1, 2]. Причем, потери веса происходят не только за счет снижения жировых отложений, а в основном по причине уменьшения массы мышечной ткани.

Риску развития недостаточности питания (нутритивной недостаточности) и кахексии подвержены около 70% пациентов с раком желудка, 80% пациентов с раком легких и 90% пациентов с раком печени и поджелудочной железы [2].

Проблема потери веса и недостаточности питания у тех, кто сражается с онкологическими заболеваниями связана с аномальным потреблением энергии клетками опухоли, а общий эффект на организм нельзя сравнивать даже с голоданием. Ведь при голодании снижается расход энергии и протеиновый (белковый) обмен, а при онкологии – повышается из-за преобладания процессов распада (катаболизма).

Какая польза от лечебного питания для онкобольных?

Недостаточность питания и отсутствие набора веса у онкологических пациентов связана с низкой выживаемостью [3-5], со снижением пользы от проведения хирургического [6, 7] и медикаментозного лечения [8, 9], повышенной послеоперационной смертностью, снижением ответа опухоли на лучевую терапию, химиотерапию и иммунотерапию [10, 11], повышением риска повторных госпитализаций [12].

Кроме того, снижается качество жизни [13-15], то есть уменьшается работоспособность, силы для качественного удовлетворения своих социальных и духовных потребностей, поддержания на привычном уровне культурного, интеллектуального и физического развития, а также возможности иметь должную степень защищенности и чувствовать себя безопасно. Большинство из этого, конечно, связано с мышечным истощением и прогрессирующей мышечной слабостью.

Как не потерять вес и способствовать его набору при онкологии с помощью лечебного энтерального питания?

В борьбе с недостаточностью питания и кахексией у онкобольных все внимание врачей обращено на диетические вмешательства. Но очень часто у онкологических пациентов снижен аппетит, могут быть нежелательные эффекты от проводимой терапии, например, тошнота, рвота, диарея, воспалительные поражения слизистых оболочек (мукозиты). Пациенты не могут поддерживать получение необходимого количества калорий, белков, жиров и витаминов из обычных продуктов питания. Поэтому при онкологии требуется лечебное энтеральное питание – получение необходимых питательных веществ из специализированных продуктов.

Ведущие мировые ассоциации по клиническому питанию, такие как Европейское общество клинического питания и метаболизма (ESPEN), Американская диетическая ассоциация (American Dietetic Association), Американское общество парентерального и энтерального питания (American Society for Parenteral and Enteral Nutrition) рекомендуют применение специализированного лечебного питания у пациентов с кахексией и у тех онкологических пациентов, у которых ожидаются трудности с приемом пищи [16-19].

Энтеральное питание чаще всего бывает в виде жидких напитков для сипинга – то есть для употребления маленькими глотками в течение длительного времени, но бывают продукты с консистенцией йогурта или заварного крема. Их применение актуально для онкологических пациентов, которым трудно глотать жидкую пищу.

Применение питания для онкобольных

Для нутритивной поддержки каждого пациента для набора веса индивидуально и персонализировано подбираются подходящие виды лечебного энтерального питания, в том числе и в зависимости от его вкусовых предпочтений.

Лечебное энтеральное питание обладает приятным вкусом, точнее многими приятными вкусами – можно выбрать несколько наиболее понравившихся видов или экспериментировать. И то, и другое способствует приверженности лечению – а от этого зависит своевременное получение пациентом необходимого количества питательных веществ и поддержка стабильного эмоционального фона. Также можно выбрать питание в форме жидкого продукта с высоким содержанием энергии, белка и жиров, например, Суппортан (вкус тропических фруктов или капучино), или в форме йогурта и крема, например, Фрезубин, который также содержит большое количество белка и калорий, а также имеет еще большее разнообразие вкусов (земляники, капучино, пралине, шоколада или ванили). Больше информации о видах лечебного энтерального питания на сайте https://enteral-nutrition.ru/

Польза нутритивной поддержки для онкобольных, получающих специализированное лечение

Лечебное энтеральное питание при онкологии способствует получению оптимального количества питательных веществ и калорий ежедневно, восполняя дефициты, которые могут возникнуть как вследствие повышенного разрушения тканей болезнью и проявлений побочных эффектов лечения (химотерапии, лучевой терапии), так и по причине потери аппетита, выраженной слабости или развития депрессии.

Нутритивная поддержка (в первую очередь, белковая) помогает избежать потери веса и способствует улучшению многих аспектов качества жизни пациентов, получающих агрессивное лечение: повышает общее качество жизни, улучшает эмоциональное функционирование, корректирует потерю аппетита, снижает одышку, помогает набрать вес. То есть в целом способствует вовлеченности в обычную жизнь несмотря на проводимое лечение, поддерживает энергию для социальной жизни, а не только для выживания и борьбы с болезнью.

Дополнительное к обычному рациону белковое энтеральное питание способствует поддержке нормального веса, его набору и защищает от недостаточности питания и кахексии. Благодаря этому наблюдается большая эффективность и меньшее количество осложнений после проведения хирургического лечения, а также химиотерапии и лучевой терапии. Недостаточность питания, напротив, может не только снижать эффективность противоопухолевого лечения, но и вынуждать прервать специализированное лечение (например, увеличивать временной промежуток между курсами химиотерапии, откладывать хирургическое лечение и т.д.).

Состав нутритивной поддержки и виды необходимых полезных нутриентов в лечебном питании для онкобольных

Целый ряд преимуществ для онкологических пациентов в клинических исследованиях показали продукты для энтерального питания с повышенным содержанием белка (20 г в 1 флаконе), входящими в состав полезными полиненасыщенными жирами (омега-3). Более того, диетологи предполагают, что комбинация нескольких питательных веществ имеет больше преимуществ для поддержки организма в борьбе с раком, поэтому имеет смысл отдавать предпочтение многокомпонентным сбалансированным продуктам [20].

Так, сочетание высокого содержания белка (27% от энергетической ценности), повышенного содержания полезных жиров (40% от энергетической ценности) и сниженной доли углеводов (31% от энергетической ценности) в препарате сипинга «Суппортан напиток» способствует предотвращению потери мышечной массы и соответствует особенностям обмена веществ пациентов онкологического профиля. В препарате для лечебного питания содержится широкий профиль витаминов и микроэлементов, а также пищевые (пребиотические) волокна.

Важно, что в нутритивной терапии пациентов с онкологией диетологи советуют в первую очередь обращать внимание не на расчетное количество калорий, а на восполнение необходимых питательных веществ. Поэтому одним из преимуществ Суппортан напитка является сниженное количество сахара, то есть нужное количество калорий поступает в организм из белков и жиров.

Применение питания для онкобольных

Высокопротеиновая (высокобелковая) диета может способствовать процессам восстановления мышечной ткани у онкологических пациентов [21]. Согласно клиническим рекомендациям ежедневное поступление белка должно составлять не менее 1 г/кг массы тела, а при возможности – должно быть увеличено до 1,5 г/кг массы тела [16].

Польза омега-3 ПНЖК для пациентов с потерей веса при борьбе с онкологией описана в исследованиях: более 1,5 г ежедневно улучшают аппетит и качество жизни, а также предотвращают потерю веса и улучшают состояние пациентов после хирургического лечения [22]. Положительное влияние добавления омега-3 ПНЖК в рацион пациентов во время химиотерапии и/или лучевой терапии также имеет ряд положительных эффектов, в первую очередь, для предотвращения развития раковой кахексии [23].

Непротеиновое лечебное питание при химиотерапии и лучевой терапии

В некоторых случаях, в частности при развитии мукозитов для улучшения восстановления клеток слизистых оболочек врачи рекомендуют использовать нутритивные добавки с глутамином. Глутамин – это аминокислота (вещество, необходимое для синтеза белков в организме), которая считается условно незаменимой в периоды стресса [24], каковым для организма является как само онкологическое заболевание, так и его агрессивное лечение (лучевая и химиотерапия). Глутамин – важный источник топлива для быстро делящихся клеток, таких как выстилающий эпителий желудочно-кишечного тракта и клетки иммунной системы. Предполагается, что глутамин способствует заживлению слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта после повреждения лучевой терапией или химиотерапией [25]. Глутамином редко обогащают готовые жидкие продукты протеинового энтерального питания, содержащие много важных компонентов, но дополнить им свой рацион можно, используя порошок или смесь для приготовления жидкой суспензии для приема внутрь Глутамин Плюс. Глутамин Плюс – специализированный пищевой продукт для диабетического лечебного питания. Смесь Глутамин Плюс помимо глутамина содержит комплекс витаминов и микроэлементов.

Таким образом, применение нутритивной поддержки, то есть дополнительного к ежедневному рациону жидкого протеинового энтерального питания у онкобольных помогает решать целый ряд первостепенных задач в борьбе с заболеванием и улучшением качества жизни.

Список использованной литературы:

  1. Fearon K, Strasser F, Anker SD, Bosaeus I, Bruera E, Fainsinger RL, et al. Definition and classification of cancer cachexia: an international consensus. Lancet Oncol. (2011) 12:489–95.
  2. Anker MS, Holcomb R, Muscaritoli M, von Haehling S, Haverkamp W, Jatoi A, et al. Orphan disease status of cancer cachexia in the USA and in the European Union: a systematic review. J Cachexia Sarcopenia Muscle. (2019) 10:22–34.
  3. Dewys WD, Begg C, Lavin PT, et al. Prognostic effect of weight loss prior to chemotherapy in cancer patients. Eastern Cooperative Oncology Group. Am J Med 1980; 69:491.
  4. Andreyev HJ, Norman AR, Oates J, Cunningham D. Why do patients with weight loss have a worse outcome when undergoing chemotherapy for gastrointestinal malignancies? Eur J Cancer 1998; 34:503.
  5. Senesse P, Assenat E, Schneider S, et al. Nutritional support during oncologic treatment of patients with gastrointestinal cancer: who could benefit? Cancer Treat Rev 2008; 34:568.
  6. Jagoe RT, Goodship TH, Gibson GJ. The influence of nutritional status on complications after operations for lung cancer. Ann Thorac Surg 2001; 71:936.
  7. Rey-Ferro M, Castan?o R, Orozco O, et al. Nutritional and immunologic evaluation of patients with gastric cancer before and after surgery. Nutrition 1997; 13:878.
  8. Barret M, Malka D, Aparicio T, et al. Nutritional status affects treatment tolerability and survival in metastatic colorectal cancer patients: results of an AGEO prospective multicenter study. Oncology 2011; 81:395.
  9. Salas S, Deville JL, Giorgi R, et al. Nutritional factors as predictors of response to radio-chemotherapy and survival in unresectable squamous head and neck carcinoma. Radiother Oncol 2008; 87:195.
  10. Vaughan VC, Martin P, Lewandowski PA. Cancer cachexia: impact, mechanisms and emerging treatments. J Cachexia Sarcopenia Muscle. (2013) 4:95–109. doi: 10.1007/s13539-012-0087-1
  11. Turner DC, Kondic AG, Anderson KM, Robinson AG, Garon EB, Riess JW, et al. Pembrolizumab exposure-response assessments challenged by association of cancer cachexia and catabolic clearance. Clin Cancer Res. (2018) 24:5841–9. doi: 10.1158/1078-0432.CCR-18-0415
  12. Aapro M, Arends J, Bozzetti F, Fearon K, Grunberg SM, Herrstedt J, et al. Early recognition of malnutrition and cachexia in the cancer patient: a position paper of a European school of oncology task force. Annals Oncol. (2014) 25:1492–9. doi: 10.1093/annonc/mdu085
  13. Hammerlid E, Wirblad B, Sandin C, et al. Malnutrition and food intake in relation to quality of life in head and neck cancer patients. Head Neck 1998; 20:540.
  14. Ravasco P, Monteiro-Grillo I, Vidal PM, Camilo ME. Cancer: disease and nutrition are key determinants of patients’ quality of life. Support Care Cancer 2004; 12:246.
  15. Tian J, Chen JS. Nutritional status and quality of life of the gastric cancer patients in Changle County of China. World J Gastroenterol 2005; 11:1582.
  16. Muscaritoli M, Arends J, Bachmann P, et al. ESPEN practical guideline: Clinical Nutrition in cancer. ESPEN practical guideline: Clinical Nutrition in cancer. Clin Nutr. 2021 May;40(5):2898-2913.
  17. August DA, Huhmann MB, American Society for Parenteral and Enteral Nutrition (A.S.P.E.N.) Board of Directors. A.S.P.E.N. clinical guidelines: nutrition support therapy during adult anticancer treatment and in hematopoietic cell transplantation. JPEN J Parenter Enteral Nutr 2009; 33:472.
  18. Bauer JD, Ash S, Davidson WL, et al. Evidence-based guidelines for the nutritional management of cancer cachexia and chronic kidney disease. Nutr Dietetics 2006; 63:S3.
  19. Robien K, Levin R, Pritchett E, et al. American Dietetic Association: standards of practice and standards of professional performance for registered dietitians (generalist, specialty, and advanced) in oncology nutrition care. J Am Diet Assoc 2006; 106:946.
  20. van de Worp WRPH, Schols AMWJ, Theys J, et al. Nutritional Interventions in Cancer Cachexia: Evidence and Perspectives From Experimental Models. Front Nutr. 2020 Dec 22;7:601329
  21. Baracos VE. Skeletal muscle anabolism in patients with advanced cancer. Lancet Oncol 2015;16:13e4.
  22. Colomer R, Moreno-Nogueira JM, Garci?a-Luna PP, et al. N-3 fatty acids, cancer and cachexia: a systematic review of the literature. Br J Nutr 2007;97:823e31.
  23. de Aguiar Pastore Silva J, Emilia de Souza Fabre M, Waitzberg DL. Omega-3 supplements for patients in chemotherapy and/or radiotherapy: a systematic review. Clin Nutr 2015;34:359e66.
  24. Buchman AL. Glutamine: commercially essential or conditionally essential? A critical appraisal of the human data. Am J Clin Nutr 2001; 74:25.
  25. Klimberg VS, Souba WW, Dolson DJ, et al. Prophylactic glutamine protects the intestinal mucosa from radiation injury. Cancer 1990; 66:62.
Читайте также:  Опухоль головного мозга симптомы на ранней стадии первые признаки рака головного мозга первые

Информация на сайте подлежит консультации лечащим врачом и не заменяет очной консультации с ним.
См. подробнее в пользовательском соглашении.

Низкий гемоглобин при онкологии

Низкий гемоглобин при онкологии

Анемия — частый сопутствующий симптом онкологических заболеваний. она называется малокровием. Ее причина — снижение уровня гемоглобина в крови. Это белок, который содержится в красных кровяных тельцах (эритроцитах) и отвечает за транспортировку кислорода и кислородное питание тканей. Он же забирает углекислый газ, который образуется в процессе метаболизма.

Без кислорода невозможен обмен веществ, а значит, сама жизнь. Снижение гемоглобина приводит к кислородному голоданию, которое проявляется слабостью, высокой утомляемостью, головокружениями, головной болью. Другие признаки анемии — бледность, учащенный пульс, одышка, шум в ушах, отеки, боль в груди. Отдельные симптомы указывают на дефицит витамина В12 и железа.

Анемия, кислородное голодание ослабляет организм и ухудшает прогноз лечения рака. С одной стороны, малокровие угнетает иммунную систему человека, не дает ей бороться с раковыми клетками в полную силу.

С другой стороны, низкий гемоглобин снижает эффективность препаратов химиотерапии, а также лучевой терапии, что доказано клиническими исследованиями. Общая ослабленность организма ограничивает возможности хирургического лечения. Вот почему лечение анемии, повышение уровня гемоглобина — одна из первостепенных задач при онкологических заболеваниях.

Особенно часто снижение гемоглобина происходит при раке почки, легкого, яичников, матки, мочевого пузыря, при лимфомах, миеломах.

Мы вам перезвоним

Причины

Низкий уровень гемоглобина может быть связан как с самим онкологическим заболеванием, так и с его лечением.

    Химиотерапия цитостатическими препаратами уничтожает быстро делящиеся клетки в организме, не только раковые, но и клетки костного мозга. Именно они отвечают за процесс эритропоэза — образования красных кровяных телец (эритроцитов). Снижается выработка эритроцитов, их объем в крови (гематокрит) уменьшается, развивается анемия.

Химиотерапия препаратами платины угнетает работу почек и выработку ими гормона эритропоэтина. Этот гормон стимулирует процесс эритропоэза — образования эритроцитов. Его уровень снижается, эритропоэз замедляется, гематокрит снижается, развивается малокровие.

Лучевая терапия может негативно влиять на костный мозг, что также приводит к снижению выработки эритроцитов.

Зачастую причиной низкого гемоглобина и анемии при онкологическом заболевании служит сочетание нескольких этих факторов.

Анализы крови в международной клинике Медика24

Лечение

Определить низкий уровень гемоглобина и диагностировать анемию несложно. Для этого достаточно общего анализа крови. Намного сложнее установить причину или причины, по которым это происходит, чтобы назначить соответствующее лечение.

Нормальным уровнем гемоглобина считается 135 — 160 г на литр крови у мужчин и 120 — 140 г на литр крови у женщин. При его уровне ниже 100 диагностируется умеренная анемия, ниже 80 — выраженная, ниже 65 — тяжелая.

Чтобы выяснить причину снижения уровня гемоглобина выполняется биохимический анализ крови, анализы на железо, витамин В12. Обнаружить метастазы в костном мозге помогает компьютерная томография, сцинтиграфия. При необходимости получения исчерпывающей картины выполняются эндоскопические и другие инструментальные и лабораторные обследования.

Наши врачи вам помогут

Трансфузия эритроцитарной массы

Повысить гемоглобин можно разными способами. Прежде всего, воздействовать на причину развития анемии. Но такое лечение может быть длительным, а запас времени бывает ограничен. Например, бывает нужно быстро повысить уровень гемоглобина, чтобы подготовить пациента к операции.

Поэтому в ряде случаев принимается решение о симптоматическом повышении гемоглобина. Самый быстрый и эффективный способ — трансфузия эритроцитарной массы. Для этого донорская кровь обрабатывается на центрифуге, содержание эритроцитов в ней повышается, и она переливается пациенту.

Переливание эритроцитарной массы применяется не только при подготовке к хирургическим операциям, но также в рамках премедикации при химиотерапии. Этот метод используется при тяжелых формах анемии, когда нужно быстро поднять уровень гемоглобина.

Трансфузия эритроцитарной массы может быть использована также для восстановления после операции, вызвавшей большую кровопотерю.

Лечебное питание

В международной клинике Медика24 мы уделяем большое внимание правильному питанию пациентов, особенно при онкологических заболеваниях. Ежедневный рацион содержит продукты, богатые белками, железом, фолиевой кислотой, витамином В12, которые необходимы для нормального кроветворения и поддержания уровня гемоглобина. При тяжелых поражениях ЖКТ, когда пациент не может нормально принимать пищу, применяется парентеральное питание.

Лечебное питание в международной клинике Медика24

Препараты

При железодефицитной анемии мы назначаем препараты железа. Они могут приниматься в виде таблеток, но более эффективный способ введения — внутривенный, с помощью капельницы. Применяются также комплексные препараты, содержащие фолиевую кислоту, витамин В12, внутримышечные инъекции витамина В12.

Для стимуляции процесса кроветворения назначаются препараты эритропоэтина — синтетического аналога гормона, производимого почками. Вопрос о применении таких препаратов решается индивидуально, поскольку при онкологических заболеваниях они могут негативно повлиять на состояние больного и прогноз заболевания. Однако в ряде случае именно препараты эритропоэтина служат эффективным средством повышения гемоглобина.

Коррекция химиотерапии

Если выяснилось, что причиной малокровия послужили препараты химиотерапии, возникает вопрос о ее коррекции. Решается он всегда индивидуально, исходя из конкретного случая. Отмена препаратов может принести больше вреда чем пользы. В этом случае лечение анемии не должно оказать негативного влияния на общие результаты терапии.

Материал подготовлен членом международного общества хирургов онкологов EESG, кандидатом медицинских наук Сергеевым Петром Сергеевичем.

Денег слишком мало, а рака слишком много. История молодого врача-онколога

Денег слишком мало, а рака слишком много. История молодого врача-онколога

И я хочу на своем примере рассказать важную информацию, которая, по статистике, пригодится каждому четвертому из вас.

Рак — это вторая из основных причин смерти в мире после инфаркта/инсульта. И болеют им не только пожилые, а часто вполне успешные активные люди, которые в свои 35‑45 впахивали 24/7, и про болезнь и смерть даже не думали.

Тем более, у нас реальная медицина не такая, как в репортажах по телеку (она еще жестче, чем вы себе представляете). Так что надо знать, где у нее «дыры», как с ней взаимодействовать в критичной ситуации и какие есть альтернативные пути.

Онколог. Начало. Как я понял, что денег и врачей слишком мало

Онкологией я решил заниматься за пару лет до поступления в медицинский, году в 2007, по телеку посмотрел документалку про рак. Про таргетные препараты — тогда это было самым крутым в терапии. Лечить людей от неизлечимой болезни передовыми лекарствами — самое то для моих амбиций, решил я. И поступил в мед. институт в своей провинциальной губернии.

На практику после 3 курса я пошел в наш областной онкодиспансер — «спасать жизни».

Спасти я там никого особенно не помог. Но многие пациенты говорили спасибо за сочувствие. Я оказался чуть ли ни единственным, кто разговаривал с ними .

В принципе, когда в день онколог принимает по 70 человек, ему реально сложно быть киношным доктором, который всем сопереживает. Но там врачи просто огорошивали людей новостями типа: «У вас рак в III стадии. Оперировать вас уже поздно. А что вы хотели? Не надо было тянуть до последнего». Ни любви, ни тоски, ни жалости.

После той практики я понял 2 вещи:

а) в бюджетах денег на онкобольных критически не хватает;

б) работать онкологом в клинике, где нет мест по квоте на операции, нет оригинальных лекарств, нет сочувствия к больным — вообще ничего нет — это так себе работа.

«Пора валить» туда, где для врачей и пациентов все есть, решил я.

Переезд в столицу, где я понял, что рака слишком много

Как я переводился в Первый Мед им. Сеченова — это отдельная песня, грустная и долгая. Сколько я зубрил, чтобы «ликвидировать академическую разницу» и перевестись без потери курса! Это было почти нереально… Но я таки перевелся. Закончил в 2015, пришел интерном в один из московских онкоцентров. Вот уж где была школа жизни!

Читайте также:  Химиотерапия при онкологии крови лейкемии лейкозе - риски прогноз выживания осложнения при каких

​Кадр из сериала «Записки юного врача»

Кадр из сериала «Записки юного врача»

Это федеральный центр, поток пациентов со всей страны. Каждую неделю — новые для меня клинические случаи. Присутствовал на операциях такой сложности, что можно только аплодировать. Но и смерти видел регулярно.

Тут у меня серьезно пригорело от тупиковости нашего здравоохранения. Например, есть в онкоцентре аппарат HIPEC. Новый, крутой. HIPEC — это когда горячим химиопрепаратом буквально «прополаскивают пациенту кишки»: все пространство брюшины. Часто это нужно, когда при колоректальном раке, раке желудка и поджелудочной, яичников развивается канцероматоз — множество метастазов на брюшине. Пациенты с таким диагнозом живут по полгода. А после HIPEC — и больше 5 лет могут.

К буржуйскому аппарату нужны дорогие расходники: всякие и специальные картриджи. Но Минздрав их закупает раз в год и в 1,5–2 раза меньше, чем нужно. к сентябрю они заканчиваются. Купить их больше нельзя: тендер, госзакупки, в отчетном периоде клиника свое получила. Пациентам говорят: ждите 3–4 месяца, в январе до вас дойдем. А они даже до Нового года не все доживут. Но HIPEC — гордость отделения.

На фоне такой тупиковости — постоянные угрозы родственников пациентов. Постоянные потоки отзывов в интернете про «убийц в белых халатах». В принципе, я могу понять возмущение, когда люди с боем выбивают талон на ВМП (высокотехнологичную мед.помощь), полгода(!) стоят в очереди на операцию, готовят анализы, а потом им говорят: «Места по квотам закончились, после нового года идите за новым талоном». Все исследования к тому моменту надо будет переделывать, а это на 50 000 р. анализов. Но главное, за это время рак прогрессирует!

Я думаю, это одна из причин, почему врачи в гос.больницах быстро выгорают. Мы хотим лечить пациентов, но часто не можем: у государства нет на это денег. Условно, на 100 человек хватило, а вы пришли — ну, извините.

Лично мне еще, видно, в силу возраста, было очень тяжело наблюдать людей молодых. Смотришь на очередь пациентов — полно лиц до 45 лет. И не все привели пожилого родственника, многие — сами пациенты. Типичная история — работа 24/7, надо поднять бизнес, обеспечить семью, квартиру купить внутри МКАД, вот это всё. Какие обследования, доктор, вы что — я еще молодой, надо пахать, пока молодой. Кого прямо с совещания с внутренним кровотечением увозили, кто полгода таблетки от кашля ел, а у него рак легких. Люди чуть старше меня.

, когда раком болеет бабуля 78 лет — ты ей хоть и сочувствуешь, и делаешь все возможное, но это … закономерно. А когда перед тобой женщина 42 лет, которая всю молодость строила карьеру, а в 40 спохватилась рожать, делать ЭКО, гормональную терапию, и теперь сидит в шоке — у нее ребенку год, рак яичников и метастазы в печени — вот такое мне было тяжело.

Еще один государственный онкоцентр «лечить нельзя умирать»

Через год я попал в ординатуру в другой государственный онкоцентр, один из крупнейших и крутейших в стране. Тут я окончательно понял: онкопациентов в стране гораздо больше, чем может переварить наша медицина.

Кадр из фильма

Тут каждый день отправляли домой людей, которых еще можно было бы лечить и которые могли бы жить годы, нормально относительно их состояния. То есть люди уезжали из самого крутого онкоцентра страны без лечения — «доживать» сколько и как получится.

Но я не буду сейчас ругать коллег из государственных больниц. Или рассказывать истории, как в «бесплатной» больнице приходилось на самом деле платить.

Я лучше напомню: о том, как вытаскивали с того света, успевали вовремя, ставили верный диагноз — мало кто рассказывает. Такие счастливые люди в 90% случаев не задерживаются на лишнюю секунду, чтобы написать хороший отзыв в интернете, они спешат за дверь — жить. Их тысячи в год.

И вывод я сделал грустный: не надо хаять врачей. Претензии, скорее, к системе. Врачи могли бы делать гораздо больше: руками и головой. Но рук слишком мало, рака — слишком много, а голова — перегружена диким потоком пациентов и бюрократии. И не все лечится «руками», нужны препараты, оборудование и расходники к этому оборудованию. Физически врачи не могут провести больше приемов, сделать больше операций и «химий», они и так живут в своих больницах.

Вот с таким опытом летом 2018 я вышел на рынок труда — со своим дипломом и сертификатом специалиста, где было написано .

Онколог в частной клинике. То есть рак лечат на любых стадиях?

Я был весьма уверен в себе: помимо полезных вещей, вроде инъекций/ капельниц/ документооборота — знал, при каких условиях какой препарат надо назначить пациенту, неплохо научился определять опухоли на УЗИ, маммограммах и МРТ, следил за новостями мировой онкологии и вообще был почти отличник. Плюс, рассудил, что в государственный онкодиспансер я всегда смогу вернуться, а в частную клинику — надо хотя бы попробовать.

Быстро понял, что меня нигде не ждут. Позвонил штук в 40 клиник, сходил на 6 собеседований.

Наконец, в международной клинике Медика24 мне сказали, что у них есть вакансия ординатора в отделении онкологии и иммунотерапии. И если я согласен на такую зарплату… Я был согласен! , не просто онкология, а иммунотерапия. До сих пор я на практике с ней не сталкивался — только читал. , я прекрасно понимал с самого начала, что до зарплаты «звездного хирурга» еще надо дорасти.

В общем за следующие 3 месяца я узнал и увидел примерно столько же, сколько за 3 года интернатуры/ординатуры в государственных больницах. Ходил за опытными врачами, перечитывал их назначения, свои сверял с ними, многие препараты применял впервые.

Меня учили читать отчеты о исследованиях опухолей, и на их основе подбирать терапию — и это помогало тогда, когда остальное уже не работает. Например, у мужчины рак почки, устойчивый ко всем стандартным препаратам. А по результатам генетического исследования назначили препарат, который используют против рака молочной железы у женщин. И он сработал. Мужик живет дальше.

Кадр из фильма 'Разрушитель'

Кадр из фильма «Разрушитель»

Когда я впервые от поступления до выписки вел пациента с неоперабельным раком прямой кишки, назначал ему не то, что было, а то, что нужно, а потом на контроле увидел, что опухоль уменьшилась с 4,5 до 1,5 см — без хирургического вмешательства — у меня аж в носу защипало:) Назначил пациенту процедуру HIPEC в октябре, и не надо ждать до нового года — аппарат работает всегда. Причем HIPEC делает доктор, ученик Юрия Ивановича Патютко — профессора, хирурга, которого во всем мире знают. Школа!

Короче, я наконец увидел и пощупал ту профессию, которую воображал, когда был мелким. Настоящая современная передовая медицина — и не в земле обетованной или в немеччине, а прямо в Москве, в 30 минутах на метро от моей съемной квартиры.

Кадр из фильма «Прометей»

Кадр из фильма «Прометей»

Минусы у частной клиники по сравнению с государственной для врача, конечно, есть тоже. Против потока пациентов в государственных онкоцентрах, здесь — заповедник. В десятки раз меньше людей. Чтобы «набить руку» — не лучший темп. Зато больше необычных случаев. Рак языка. Рак анального канала. Саркома кисти. Таких людей не отсеивают из потока, а возятся с каждым, за каждого буквально борются и выхаживают. Я тут впервые увидел, как людей на IV стадии — активно лечат. Продлевают жизнь, а не выписывают домой помирать.

Отдельно скажу про обезболивание, потому что это самое, извините за тавтологию, больное. В государственных онкоцентрах с этим было сложно. Снова — тупиковость системы, где врач между двух, даже трех, огней: мольбы пациентов и требования Минздрава, протесты тех же пациентов и их родни: «Не надо сажать нас на наркоту!», и тут же — страх уголовки за потерянную ампулу. Очень часто врачи тянут с обезболиванием до последнего, просто чтобы «не связываться».

При этом, что удивительно, обезболивание — это самое дешевое в онкологии. Это вопрос иной раз сотен рублей. Но врачи избегают выписывать рецепты на опиоиды, чтобы не оказаться крайними, в случае чего.

В частном секторе с этим оказалось проще: тут при необходимости по каждому пациенту соберут консилиум и соберут нужное количество подписей, если пора назначать наркотические анальгетики. И в аптеке полный набор.

Кадр из сериала «Больница Никербокер»

Кадр из сериала «Больница Никербокер»

Плюс, квалификация: например, в государственном онкоцентре я не видел, чтобы пациентам, скажем, с метастазами в позвоночник делали вертебропластику — «цементировали» разрушенные участки кости, чтобы не защемляло спинной мозг (такое препаратами не обезболить). Можно это сделать, и человек нормально доживет свою жизнь, без боли и унижений.

Еще один минус — для врачей — в частном секторе нельзя расслабить булки и перестать учиться. Планка высокая, конкуренция жесткая. Всем оплачивают доступ к мировым научным онкологическим порталам, типа NCCN.org и UpToDate. Врачи все время ездят на стажировки то в Германию, то в Израиль, то в Италию. К нам тоже прилетают зарубежные медицинские звезды.

Ну и самый очевидный минус — деньги. Момент довольно тонкий. Например, упомянутая процедура HIPEC стоит 230 000 р. Генетический тест от 260 000 р. Та же вертебропластика для бабушки с раком молочной железы и метастазами в позвоночник и, соответственно, болевым синдромом — 600 000 р. Мне поначалу было дико неудобно называть людям такие суммы. Но в момент я понял: они имеют право знать обо всех возможных вариантах лечения и продления жизни, за любую цену. Лучше платно, но про жизнь, чем бесплатно и посмертно. Здоровье за деньги не купишь, но время — да. И не мне судить, сколько для человека стоит его время.

Читайте также:  Понижен гемоглобин у женщин в крови причины симптомы низкого уровня гемоглобина чем поднять

На ноябрьские праздники 2018 я мотнулся домой, в родной город. А там меня встретил хмурый папа и бледная мама. Со снимками в руках. На снимках — опухоль в правой молочной железе.

Знаете, к этому нельзя быть готовым, даже если ты врач.

На УЗИ в онкодиспансере маму записали на ближайшее число, . А было !

Я позвонил своему нынешнему зав. отделением. Через 1,5 суток маму уже приняли в наш стационар. Еще через неделю были готовы все анализы и результаты биопсии: РМЖ, , T3N2M0. Тройной негативный (самый агрессивный) рак молочной железы, III стадии, метастазы в регионарные лимфоузлы.

На 6 день маме установили — специальный аппаратик, имплантируется под кожу в верхней части груди, через него можно до года вводить препараты и брать кровь на анализы. Тогда вены на руках от химии не пострадают.

На 8 день — первый курс химии. Еще через сутки отец уехал домой, а мы с мамой остались. К тому моменту, как дома только подошла ее очередь на УЗИ для уточнения диагноза, здесь она уже готовилась ко 2 курсу химии.

С тех пор прошел год. Маме сделали операцию здесь же, в клинике, где я работаю, провели еще курс химии и выписали домой. Несколько раз после этого она приезжала на химиотерапию и контроль. Все обошлось нам чуть больше, чем 600 тыс. руб. Папа продал Тигуан и пересел на бэушный Спортедж. Я полгода жил на 30 000 в месяц на одних макаронах, как во времена интернатуры.

​Кадр из фильма «Морфий»

Кадр из фильма «Морфий»

Но мама с нами, и она в порядке. Две недели назад была в клинике, ее обследовали — метастазов нет, анализы в норме.

Последние 2 курса химии ей дались непросто, но, , у нее была грамотная терапия против побочных эффектов, а , ее тут очень хорошо психологически подготовили, она не боялась, да и я был рядом.

Сейчас она вернулась на работу. Говорит, нормальное течение жизни настраивает на выздоровление.

Если вы хотите победить рак, будьте быстрыми и конструктивно настроенными, а главное — регулярно проверяйтесь.

Будьте онкологически настороженными. Это — ваша зона ответственности. Проходите диспансеризацию. Это же бесплатно, берите, пока дают! Особенно после 35 лет. Дети, следите за родителями!

И за собой следите! Я еще в ординатуре всех друзей заставил пробежаться по врачам на всякий случай. Прислал им несколько снимков КТ «молодых, здоровых, обеспеченных, счастливых, почти непьющих», показал, как выглядит гастростома и рассказал, как крепкие мужики от боли орут. Рак действительно молодеет.

Колоноскопию раз в год, гастроскопию — хотя бы раз в 2 года. Флюорографию, а лучше рентген легких. Если есть хроническое — наблюдайтесь у врача, хоть раз в году. Заподозрили неладное, а врач говорит «не страшно» — перебдите, сходите к другому врачу, найдите второе мнение.

​Кадр из сериала «Записки юного врача»

Кадр из сериала «Записки юного врача»

Если опухоль все же заметили не сразу, главное в лечении, говорю третий раз, скорость.

Если у вас вариант лечиться только бесплатно — апеллируйте к закону. Ваши права пациента прописаны в законе № «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Не скандальте. Спокойно покажите, что вы знаете закон. Все отказы от врачей требуйте в письменном виде. Позвоните в страховую компанию, которая обеспечивает ваш полис ОМС — это почти всегда помогает ускорить оказание мед. услуг.

По закону, от момента постановки диагноза до госпитализации для получения квоты на ВМП (высокотехнологичная мед.помощь), должно пройти не больше 23 рабочих дней. Но сюда не входит время на пересылку документов по инстанциям. По факту выходит дольше.

  1. Ваша задача — как можно быстрее собрать все нужные анализы и исследования. Рациональнее заплатить на этом этапе, чем собирать их бесплатно, по очередям, и упустить свою квоту. Квоты распределяются очень быстро, их меньше, чем пациентов.
  2. Чтобы ускорить рассмотрение документов на квоту — вы можете отнести их в нужную клинику сами. Сэкономите время на пересылку. И рассматриваются личные заявления быстрее. Главное, убедитесь, что на нужных документах есть подписи лечащего и главного врача, и печать вашей больницы.

Но все же по скорости платная клиника — лучший вариант. Плохо это, хорошо — но на сегодня в России так. Это быстрее буквально на порядок, раз в 10. Конечно, частных клиник со своим стационаром даже в Москве единицы. Тем более, со специализацией на онкологии, тем более, если рак последних стадий. Но, по крайней мере, наша есть:) Без ложной скромности — протоколы NCCN и ESMO, оригинальные препараты, оборудование, врачи — всё как в Израиле или Европе.

Ну и помните: если вы молоды, здоровы и успешны — это временно. Подстилайте соломку: проверяйтесь, имейте заначку (полис ДМС). Учитесь у японцев: в 1990 году смертность от рака желудка у них была 34,21 на 100 000 человек, а когда они осознали проблему и стали ежегодно всей страной «глотать кишку» — делать гастроскопию с 18 лет — уровень смертности упал вдвое.

Питание и диета при раке

Питание и диета при раке

Диета при раке — правильная перемена рациона питания, благодаря чему возможно замедление развития онкологического процесса и укрепления организма в целом.

Главными задачами изменения питания больных раком считаются:

  • обеспечение хорошей работы иммунной системы;
  • обезвреживание и выведение из организма продуктов распада злокачественного образования (детоксикация);
  • стимуляция прилива жизненных сил и энергии для активной борьбы с онкологией;
  • обеспечение правильного функционирования важнейших органов, в особенности почек, печени и кишечного тракта;
  • в дополнение основного лечения поступлением природных веществ, которые могут замедлить рост новообразования.

В заграничных клиниках пациенту уделяется особое внимание, которое включает среди прочего выбор правильной диеты, которая бы способствовала хорошему самочувствию и повышению сопротивляемости организма. При этом врачи внимательно следят за переменами в здоровье, и, если появляется необходимость, корректируют приемы пищи.

В Турции для лечения онкологических больных используется комплексный подход, поэтому специалисты составляют сбалансированную программу питания при раке. Это помогает поддерживать силы пациента, а также минимизировать побочные проявления радикальной терапии.

Диета для больных раком

Диета и питание при лечение рака невероятно важны. Сбалансированный и рациональный режим питания необходим независимо от того, какая стадия развития болезни у пациента.

Диета при раке способствует улучшению общего самочувствия, сохранению нормального веса тела, регенерации здоровых клеточных структур после применения химиотерапии и лучевого облучения, поддержанию баланса питательных веществ и их правильному обмену, а также препятствует появлению очагов инфекции и воспаления, истощению.

Питание при раке составляется с применением таких полезных продуктов:

  1. Считается, что желтые, оранжевые и красновато-оранжевые фрукты и овощи содержат в своем составе каротиноиды, которые характеризуются благоприятным действием против рака. В первую очередь это: абрикосы, цитрусы, морковка, помидоры, кабачки. Бета-каротин, лютеин, ликопен улучшают иммунитет, оберегают клеточную структуру от радиационного излучения.
  2. При поражении печени питание должно быть дробным без жирной и тяжелой пищи, включать достаточное количество витаминов, белков, которые легко усваиваются, микроэлементов и клетчатки.
  3. Брокколи, редис, цветную и брюссельскую капусту, репу, горчицу относят к крестоцветным овощам, которые имеют индол — активный элемент, способствующий очищению печени и нейтрализации вредных химических факторов.
  4. Некоторые разновидности зеленых растений богаты хлорофиллом, поэтому включение их в питание при раке помогает против аномальных элементов и микробов. К таким представителям относят сине-голубые и одноклеточные зеленые водоросли, зеленый горошек и горчицу, побеги одуванчика, капусту, листья крапивы.
  5. Различными укрепляющими свойствами знаменит зеленый чай.
  6. Противоопухолевое действие и стимулирование к детоксикации оказывают ананас, брокколи и чеснок. Они уменьшают вероятность развития нитрозоиндуцированной онкологии.
  7. При раке груди рекомендуется увеличить потребление витамина D, отрубей, цельнозерновых злаковых и их ростков, бобов, отрубей.
  8. Эллаговую кислоту, которая препятствует оксидации в мембранах клеток и считается хорошим антиоксидантом, содержат: малина, виноград, клубника, земляника, гранат, черника.
  9. Фрукты и овощи синего, красного или сиреневого цветов включают антоцианиды — антиоксиданты, которые активизируют защиту организма, снижают действие влияние свободных радикалов, вирусных агентов и канцерогенов, выводят вещества включающие продукты химического распада и вредные элементы. К представителям этой группы относят: синюю капусту, вишню, свеклу, разные виды винограда, ежевику, чернику.
  10. При онкологии поджелудочной железы нельзя есть некоторые полезные продукты. Например, финики, бананы и виноград. Эффективное действие окажут нежирные молочные продукты.

Ученые выяснили, что диета и питание при лечении рака, которая содержит коричневые морские (также известна как японская ламинария) и сине-зеленые водоросли, способствует уменьшению размера опухоли.

Хорошее действие оказывают различные свежевыжатые соки и морсы.

Питание больных раком обязательно должно включать еду, в составе которой есть омега-3-жирные кислоты. Лучшим примером служат рыбий жир и морская рыба жирного типа. Также важные кислоты содержатся в льняном масле и семени.

Обязательно нужно поддерживать в кишечном тракте благоприятную микрофлору. Чтобы ее обеспечить, врачи рекомендуют включить в повседневный рацион оптимальное количество спаржи, чеснока, помидоров, лука, проросшей пшеницы. Если нужно вызвать слабительный эффект, то можно использовать чернослив. Черника способствует уменьшению гнилостных процессов и брожению, а также скоплению газов.

При раке врачи также рекомендуют включить в рацион такие продукты:

  • картошка, перец и фасоль;
  • крыжовник, шиповник, плоды боярышника;
  • яблоки, персики;
  • петрушка, укроп;
  • гречиха, рис коричневых сортов, овес, ячмень;
  • базилик, сельдерей, шпинат;
  • пастернак, чечевица, горох, кориандр;
  • хрен, дыня, репа, баклажаны, редька;
  • кукуруза, рис басмати, тыква;
  • пшеница и ее живые ростки;
  • облепиха, брусника, красная и черная смородина, рябина черноплодная, клюква;
  • мед (обладает противовоспалительным, антиоксидантным и антиканцерогенным эффектом).

Материал подготовлен по согласованию с врачами клиники «Анадолу».

Вы пропустили