ГБУЗ г. Москвы - медицинская энциклопедия

Иммунотерапия в онкологии онколитические вирусы и их применение в онкологии.

Сен 20, 2019

Лаборатория генетических биотехнологий РНПЦ ДОГИ предназначена для длительного культивирования и манипулирования клеточным материалом для клинического применения. Фото из архива «МВ».

Лаборатория генетических биотехнологий РНПЦ ДОГИ предназначена для длительного культивирования и манипулирования клеточным материалом для клинического применения. Фото из архива «МВ».

Иммунотерапия в онкологии

08.11.2021 Александр Мелешко, заведующий лабораторией генетических биотехнологий РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии, кандидат биол. наук. Инновации и технологии 08.11.2021 !—>

Развитие основных методов — хирургического удаления опухоли, химиотерапии и лучевой терапии — определяет успех в лечении ряда онкологических заболеваний, но значительная часть онкологии остается проблемой, требующей новых подходов. Одним из перспективных направлений, за последние два десятилетия все больше проникающих в онкологическую клинику, является иммунотерапия рака. Внедрению в практику новых методов лечения предшествовало бурное развитие относительно новой фундаментальной науки — онкоиммунологии (cancer immunology).

История направления

Meleshko Alex

Александр Мелешко, заведующий лабораторией генетических биотехнологий РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии, кандидат биол. наук. Новое направление начиналось со стихийных клинических экспериментов. Еще в 19-м веке два немецких врача Вильгельм Буш и Фридрих Фелейзен независимо друг от друга заметили регресс опухолей у онкологических больных после случайного заражения рожей и определили Streptococcus pyogenes как возбудителя рожи.

В 1891 году американский хирург Уильям Коли начал длительное исследование, выполняя инъекции термоинактивированных бактерий (токсинов Коли) пациентам с неоперабельным раком и наблюдая развитие болезни. Было пролечено более 1000 пациентов, главным образом с саркомами, и обнаружен хороший ответ вплоть до регрессии опухоли у части из них.

Неспособность удовлетворить требования «хорошей медицинской практики», этические проблемы и другие требования созданных в начале 20-го века регуляторных агентств ограничили применение токсинов Коли, а появление химиотерапии и лучевой терапии окончательно вытеснило их из клиники.

Как в предшествующий период, так и в настоящее время многие онкологи были и остаются весьма скептично настроенными в отношении иммунотерапии. Даже Фрэнк Бернет, автор теории «иммунного надзора» над опухолью, опубликованной в 1967 году, предсказавший вероятность иммунотерапии рака, не был уверен в возможности ее клинического использования («There is little ground for optimism about cancer»).

Действительно, свидетельства активной иммунной защиты от сформированной опухоли исключительно редки. С другой стороны, разрушительную силу иммунной системы хорошо демонстрирует трансплантология: быстрое отторжение аллогенного трансплантата обусловлено исключительно иммунными механизмами.

Постепенное накопление экспериментальных данных, развитие иммунологии доказывает теорию «иммунного надзора», а также объясняет неудачу иммунологической защиты при формировании опухоли и открывает огромные возможности для медицины.

В настоящее время иммунотерапия проходит период становления: известно множество провалов и неудач, есть несколько успешных и даже сенсационных примеров, но большая часть технологий все еще находится на уровнях доклинических и клинических испытаний.

Мы рассмотрим основные типы иммунотерапии, которые используются в клинике в настоящее время.

Пассивная иммунотерапия моноклональными антителами

Препараты моноклональных (таргетных) антител первыми были зарегистрированы для клинического применения и наиболее широко вошли в стандарты лечения, поэтому наиболее часто под иммунотерапией рака понимают именно их. С точки зрения иммунолога, антитела относятся скорее к таргетной терапии, чем к истинной иммунотерапии.

В 1997 году FDA (Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США) утвердило первый препарат — ритуксимаб (мабтера, ритуксан) для лечения В-клеточных лейкозов и лимфом, что стало существенным прорывом в онкологии. Сейчас зарегистрировано более сотни антител. В Беларуси, например, для лечения карцином применяются трастузумаб, пертузумаб, цетуксимаб и ряд других.

Производство антител было расширено на их производные, иммунотоксины, включающие токсичное вещество или радиоактивный изотоп, присоединенные к антителу, для их адресного накопления в опухоли, например, брентуксимаб ведотин — антитело к CD30, соединенное с токсином MMAE. В целом подход таргетов приближается к пределу своей эффективности, ограниченной рядом недостатков.

Антитела — ингибиторы иммунологического чекпоинта

Иммунологические контрольные точки (ИКТ, англ. Immunological checkpoints) — общее название рецепторов лимфоцитов, подавляющих иммунный ответ на его поздней стадии, т. е. выполняющих нормальные регуляторные функции. Повышение экспрессии ИКТ на лимфоцитах ведет к «фенотипу истощения», анергии и гибели клеток от апоптоза. Известен ряд таких рецепторов: CTLA-4, PD-1, TIM-3, LAG-3, TIGIT, B7/H3 и другие.

Оказалось, что моноклональные антитела, блокирующие эти рецепторы или их лиганды, снимают ингибирование и могут активировать незаметный прежде противоопухолевый иммунный ответ. За это открытие ученые Джеймс Эллисон из США и Тасуку Хондзе из Японии получили в 2018 году Нобелевскую премию. Из первых зарегистрированных антител этого ряда — ипилимумаб, блокатор CTLA-4, пембролизумаб и ниволумаб — ингибиторы PD-1.

Блокаторы других рецепторов находятся на этапах испытаний и регистрации. Они показали неожиданно хороший результат в лечении ряда злокачественных опухолей, например, ниволумаб выводит в ремиссию 87 % пациентов с лимфомой Ходжкина.

Для других опухолей процент клинического ответа ниже, но позволяет достичь успеха с рядом химиорезистентных опухолей. Это связано с тем, что такие лекарства не поражают и вообще не связывают опухоль, а снимают блокаду с противоопухолевого иммунитета в том случае, когда он есть — такие опухоли называют «горячие». «Холодные» опухоли требуют дополнительной иммунотерапии до использования ИКТ.

Противоопухолевые вакцины

Об этом виде иммунотерапии уже была наша публикация в «МВ» (№ 12 от 25 марта) — статья «Вакцинотерапия химиорезистентных опухолей» . Это самый разнообразный подход, включающий множество вариантов по составу вакцины и способу введения. Первой и единственной на сегодняшний день истинной противоопухолевой вакциной является Sipuleucel-T против рака простаты, утвержденная FDA в 2010 году.

Несколько сотен вакцин находятся на разных стадиях клинических испытаний. Общей особенностью вакцин является их высокий профилактический (в данном случае — противорецидивный) потенциал и относительно низкий терапевтический, хотя стали известны способы их усиления, в том числе путем комбинации с другими видами иммунотерапии.

Клеточная иммунотерапия

Один из первых подходов иммунотерапии, который приобрел новые перспективы в связи с развитием технологий. Сюда можно отнести и ex vivo вакцины на основе дендритных клеток, но чаще всего подразумевается терапия с использованием натуральных киллерных клеток (NK) и лимфоцитов, обладающих прямой противоопухолевой активностью.

Один из подходов клеточной терапии — инфузия ex vivo экспансированных NK-клеток — в течение нескольких лет развивается в РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии.

Наибольшей сложностью метода являются особые условия культивирования NK-клеток — пациента вместе со специальной линией фидерных клеток, обеспечивающих многократный прирост и сильную активацию NK-клеток, достаточную для эффективной терапевтической дозы. Данный подход хорошо применим и используется для лечения миелоидного лейкоза, позволяет достигать клинического ответа без высокой токсичности.

immunoterapiyavonkkartjpg

Клеточные и молекулярно-биологические меха­низмы иммунотера­пии рака.

CAR-T-терапия

Самым перспективным вариантом клеточной терапии является получение лимфоцитов, генетически модифицированных для приобретения ими химерного антигенного рецептора, распознающего мишень на поверхности опухолевых клеток, — так называемая CAR-T-терапия. Это самая сенсационная иммунотерапия рака: первые испытания показали вплоть до 90 % ответа у пациента с рецидивом рефрактерного лимфобластного лейкоза, причем половина пациентов полностью излечивается от этого неизлечимого иначе заболевания.

Первый аутологичный клеточный продукт был зарегистрирован в США в 2017 году, на сегодня их уже 5, из которых 4 таргетируют CD19 для лечения В-клеточных лейкозов и лимфом, и один таргетирует другой В-клеточный антиген BCMA для лечения множественной миеломы. Сотни вариантов CAR-T-терапии множества онкологических заболеваний проходят клинические испытания.

С 2020 года в РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии после долгой подготовки начата успешная CAR-T-терапия клеточным продуктом собственного производства CD19+ лейкозов, что было описано в «МВ» (№ 5 от 4 февраля) — статья «Клиническая апробация нового метода CAR-T терапии острого лимфобластного лейкоза» .

Таким образом, основной успех CAR-T-терапии достигнут в онкогематологии, но не в лечении солидных опухолей. Здесь метод встречает ряд ограничений, связанных с повреждением лимфоцитов пациента проводимой химиотерапией, ограниченным хоумингом лимфоцитов в опухоль и иммуносупрессивным микроокружением опухоли, что требует модификации метода.

В настоящее время большой коллектив ученых из РНПЦ ДОГИ, РНПЦ ОМР им. Н. Н. Александрова совместно с институтами биоорганической химии и физиологии НАН Беларуси работает над CAR-T-терапией нового поколения для лечения солидных опухолей.

Онколитические вирусы и бактерии

Подход, ведущий начало от токсинов Коли, продолжает развитие на более научной основе. Терапевтическое действие микроорганизмов может состоять в прямом уничтожении опухолевых клеток, но также включает адъювантный, вакциноподобный эффект, связанный с активацией противоопухолевого иммунитета. Именно так действует один из самых успешных вирусных препаратов T-VEC на основе вируса герпеса против меланомы, зарегистрированный FDA в 2015 году. Отечественных разработок в этом направлении пока не ведется.

Адъювантная иммунотерапия

Расширяется спектр методов, направленных на преодоление опухоль-опосредованной иммуносупрессии, помимо антител ингибиторов ИКТ. Сюда относят использование цитокинов и иммуномодуляторов. В том числе агонисты Toll-like receptor (TLR), вещества, сильно стимулирующие локальный и системный воспалительный и иммунный ответ.

Из множества кандидатов три зарегистрированы FDA для лечения рака: BCG (аттенуированный штамм микобактерий), известный также как вакцина от туберкулеза, monophosphoryl lipid A (MPL) и имиквимод. Такие адъюванты обычно применяют локально путем нанесения на поверхность кожи, введения внутрь опухоли или внутрь пузыря, как BCG для лечения рака мочевого пузыря и т. д. На стадии клинических испытаний находится линейка препаратов другого класса — ингибиторов IDO, фермента, подавляющего иммунный ответ в опухоли.

Развитие этого направления идет и в РНПЦ ДОГИ, в рамках фундаментальных исследований, в перспективе для лечения неоперабельных сарком, путем введения внутрь опухоли ДНК вакцины, индукторов интерферона и интерлейкина-12.

При обобщении результатов многочисленных клинических испытаний вырисовывается картина комплексной иммунотерапии онкологических заболеваний включающей разные методы, рационально совмещенные с таргетной и лучевой терапией.

Читайте также:  Классификация рака простаты - IMS Clinic категория сложности 5 в онкологии что это значит.

Онколитические вирусы и их применение в онкологии

Лаборатория генетических биотехнологий РНПЦ ДОГИ предназначена для длительного культивирования и манипулирования клеточным материалом для клинического применения. Фото из архива «МВ».

Лаборатория генетических биотехнологий РНПЦ ДОГИ предназначена для длительного культивирования и манипулирования клеточным материалом для клинического применения. Фото из архива «МВ».

Иммунотерапия в онкологии

08.11.2021 Александр Мелешко, заведующий лабораторией генетических биотехнологий РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии, кандидат биол. наук. Инновации и технологии 08.11.2021 !—>

Развитие основных методов — хирургического удаления опухоли, химиотерапии и лучевой терапии — определяет успех в лечении ряда онкологических заболеваний, но значительная часть онкологии остается проблемой, требующей новых подходов. Одним из перспективных направлений, за последние два десятилетия все больше проникающих в онкологическую клинику, является иммунотерапия рака. Внедрению в практику новых методов лечения предшествовало бурное развитие относительно новой фундаментальной науки — онкоиммунологии (cancer immunology).

История направления

Meleshko Alex

Александр Мелешко, заведующий лабораторией генетических биотехнологий РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии, кандидат биол. наук. Новое направление начиналось со стихийных клинических экспериментов. Еще в 19-м веке два немецких врача Вильгельм Буш и Фридрих Фелейзен независимо друг от друга заметили регресс опухолей у онкологических больных после случайного заражения рожей и определили Streptococcus pyogenes как возбудителя рожи.

В 1891 году американский хирург Уильям Коли начал длительное исследование, выполняя инъекции термоинактивированных бактерий (токсинов Коли) пациентам с неоперабельным раком и наблюдая развитие болезни. Было пролечено более 1000 пациентов, главным образом с саркомами, и обнаружен хороший ответ вплоть до регрессии опухоли у части из них.

Неспособность удовлетворить требования «хорошей медицинской практики», этические проблемы и другие требования созданных в начале 20-го века регуляторных агентств ограничили применение токсинов Коли, а появление химиотерапии и лучевой терапии окончательно вытеснило их из клиники.

Как в предшествующий период, так и в настоящее время многие онкологи были и остаются весьма скептично настроенными в отношении иммунотерапии. Даже Фрэнк Бернет, автор теории «иммунного надзора» над опухолью, опубликованной в 1967 году, предсказавший вероятность иммунотерапии рака, не был уверен в возможности ее клинического использования («There is little ground for optimism about cancer»).

Действительно, свидетельства активной иммунной защиты от сформированной опухоли исключительно редки. С другой стороны, разрушительную силу иммунной системы хорошо демонстрирует трансплантология: быстрое отторжение аллогенного трансплантата обусловлено исключительно иммунными механизмами.

Постепенное накопление экспериментальных данных, развитие иммунологии доказывает теорию «иммунного надзора», а также объясняет неудачу иммунологической защиты при формировании опухоли и открывает огромные возможности для медицины.

В настоящее время иммунотерапия проходит период становления: известно множество провалов и неудач, есть несколько успешных и даже сенсационных примеров, но большая часть технологий все еще находится на уровнях доклинических и клинических испытаний.

Мы рассмотрим основные типы иммунотерапии, которые используются в клинике в настоящее время.

Пассивная иммунотерапия моноклональными антителами

Препараты моноклональных (таргетных) антител первыми были зарегистрированы для клинического применения и наиболее широко вошли в стандарты лечения, поэтому наиболее часто под иммунотерапией рака понимают именно их. С точки зрения иммунолога, антитела относятся скорее к таргетной терапии, чем к истинной иммунотерапии.

В 1997 году FDA (Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США) утвердило первый препарат — ритуксимаб (мабтера, ритуксан) для лечения В-клеточных лейкозов и лимфом, что стало существенным прорывом в онкологии. Сейчас зарегистрировано более сотни антител. В Беларуси, например, для лечения карцином применяются трастузумаб, пертузумаб, цетуксимаб и ряд других.

Производство антител было расширено на их производные, иммунотоксины, включающие токсичное вещество или радиоактивный изотоп, присоединенные к антителу, для их адресного накопления в опухоли, например, брентуксимаб ведотин — антитело к CD30, соединенное с токсином MMAE. В целом подход таргетов приближается к пределу своей эффективности, ограниченной рядом недостатков.

Антитела — ингибиторы иммунологического чекпоинта

Иммунологические контрольные точки (ИКТ, англ. Immunological checkpoints) — общее название рецепторов лимфоцитов, подавляющих иммунный ответ на его поздней стадии, т. е. выполняющих нормальные регуляторные функции. Повышение экспрессии ИКТ на лимфоцитах ведет к «фенотипу истощения», анергии и гибели клеток от апоптоза. Известен ряд таких рецепторов: CTLA-4, PD-1, TIM-3, LAG-3, TIGIT, B7/H3 и другие.

Оказалось, что моноклональные антитела, блокирующие эти рецепторы или их лиганды, снимают ингибирование и могут активировать незаметный прежде противоопухолевый иммунный ответ. За это открытие ученые Джеймс Эллисон из США и Тасуку Хондзе из Японии получили в 2018 году Нобелевскую премию. Из первых зарегистрированных антител этого ряда — ипилимумаб, блокатор CTLA-4, пембролизумаб и ниволумаб — ингибиторы PD-1.

Блокаторы других рецепторов находятся на этапах испытаний и регистрации. Они показали неожиданно хороший результат в лечении ряда злокачественных опухолей, например, ниволумаб выводит в ремиссию 87 % пациентов с лимфомой Ходжкина.

Для других опухолей процент клинического ответа ниже, но позволяет достичь успеха с рядом химиорезистентных опухолей. Это связано с тем, что такие лекарства не поражают и вообще не связывают опухоль, а снимают блокаду с противоопухолевого иммунитета в том случае, когда он есть — такие опухоли называют «горячие». «Холодные» опухоли требуют дополнительной иммунотерапии до использования ИКТ.

Противоопухолевые вакцины

Об этом виде иммунотерапии уже была наша публикация в «МВ» (№ 12 от 25 марта) — статья «Вакцинотерапия химиорезистентных опухолей» . Это самый разнообразный подход, включающий множество вариантов по составу вакцины и способу введения. Первой и единственной на сегодняшний день истинной противоопухолевой вакциной является Sipuleucel-T против рака простаты, утвержденная FDA в 2010 году.

Несколько сотен вакцин находятся на разных стадиях клинических испытаний. Общей особенностью вакцин является их высокий профилактический (в данном случае — противорецидивный) потенциал и относительно низкий терапевтический, хотя стали известны способы их усиления, в том числе путем комбинации с другими видами иммунотерапии.

Клеточная иммунотерапия

Один из первых подходов иммунотерапии, который приобрел новые перспективы в связи с развитием технологий. Сюда можно отнести и ex vivo вакцины на основе дендритных клеток, но чаще всего подразумевается терапия с использованием натуральных киллерных клеток (NK) и лимфоцитов, обладающих прямой противоопухолевой активностью.

Один из подходов клеточной терапии — инфузия ex vivo экспансированных NK-клеток — в течение нескольких лет развивается в РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии.

Наибольшей сложностью метода являются особые условия культивирования NK-клеток — пациента вместе со специальной линией фидерных клеток, обеспечивающих многократный прирост и сильную активацию NK-клеток, достаточную для эффективной терапевтической дозы. Данный подход хорошо применим и используется для лечения миелоидного лейкоза, позволяет достигать клинического ответа без высокой токсичности.

immunoterapiyavonkkartjpg

Клеточные и молекулярно-биологические меха­низмы иммунотера­пии рака.

CAR-T-терапия

Самым перспективным вариантом клеточной терапии является получение лимфоцитов, генетически модифицированных для приобретения ими химерного антигенного рецептора, распознающего мишень на поверхности опухолевых клеток, — так называемая CAR-T-терапия. Это самая сенсационная иммунотерапия рака: первые испытания показали вплоть до 90 % ответа у пациента с рецидивом рефрактерного лимфобластного лейкоза, причем половина пациентов полностью излечивается от этого неизлечимого иначе заболевания.

Первый аутологичный клеточный продукт был зарегистрирован в США в 2017 году, на сегодня их уже 5, из которых 4 таргетируют CD19 для лечения В-клеточных лейкозов и лимфом, и один таргетирует другой В-клеточный антиген BCMA для лечения множественной миеломы. Сотни вариантов CAR-T-терапии множества онкологических заболеваний проходят клинические испытания.

С 2020 года в РНПЦ детской онкологии, гематологии и иммунологии после долгой подготовки начата успешная CAR-T-терапия клеточным продуктом собственного производства CD19+ лейкозов, что было описано в «МВ» (№ 5 от 4 февраля) — статья «Клиническая апробация нового метода CAR-T терапии острого лимфобластного лейкоза» .

Таким образом, основной успех CAR-T-терапии достигнут в онкогематологии, но не в лечении солидных опухолей. Здесь метод встречает ряд ограничений, связанных с повреждением лимфоцитов пациента проводимой химиотерапией, ограниченным хоумингом лимфоцитов в опухоль и иммуносупрессивным микроокружением опухоли, что требует модификации метода.

В настоящее время большой коллектив ученых из РНПЦ ДОГИ, РНПЦ ОМР им. Н. Н. Александрова совместно с институтами биоорганической химии и физиологии НАН Беларуси работает над CAR-T-терапией нового поколения для лечения солидных опухолей.

Онколитические вирусы и бактерии

Подход, ведущий начало от токсинов Коли, продолжает развитие на более научной основе. Терапевтическое действие микроорганизмов может состоять в прямом уничтожении опухолевых клеток, но также включает адъювантный, вакциноподобный эффект, связанный с активацией противоопухолевого иммунитета. Именно так действует один из самых успешных вирусных препаратов T-VEC на основе вируса герпеса против меланомы, зарегистрированный FDA в 2015 году. Отечественных разработок в этом направлении пока не ведется.

Адъювантная иммунотерапия

Расширяется спектр методов, направленных на преодоление опухоль-опосредованной иммуносупрессии, помимо антител ингибиторов ИКТ. Сюда относят использование цитокинов и иммуномодуляторов. В том числе агонисты Toll-like receptor (TLR), вещества, сильно стимулирующие локальный и системный воспалительный и иммунный ответ.

Из множества кандидатов три зарегистрированы FDA для лечения рака: BCG (аттенуированный штамм микобактерий), известный также как вакцина от туберкулеза, monophosphoryl lipid A (MPL) и имиквимод. Такие адъюванты обычно применяют локально путем нанесения на поверхность кожи, введения внутрь опухоли или внутрь пузыря, как BCG для лечения рака мочевого пузыря и т. д. На стадии клинических испытаний находится линейка препаратов другого класса — ингибиторов IDO, фермента, подавляющего иммунный ответ в опухоли.

Развитие этого направления идет и в РНПЦ ДОГИ, в рамках фундаментальных исследований, в перспективе для лечения неоперабельных сарком, путем введения внутрь опухоли ДНК вакцины, индукторов интерферона и интерлейкина-12.

Читайте также:  Как подготовиться к химиотерапии Информация о раке от медицинского центра Anadolu что можно есть

При обобщении результатов многочисленных клинических испытаний вырисовывается картина комплексной иммунотерапии онкологических заболеваний включающей разные методы, рационально совмещенные с таргетной и лучевой терапией.

Один из методов борьбы с раком — иммунотерапия. Как это работает?

Один из методов борьбы с раком — иммунотерапия. Как это работает?

Это метод лечения онкологических заболеваний, при котором лекарство действует не на опухоль, как химиотерапия или таргетная терапия, а на иммунитет, помогая ему обнаружить раковые клетки. Эти карточки мы подготовили вместе с частным стационаром международной клиники Медика24. Там применяют иммунотерапию при меланоме, раке почки, легкого и множестве других онкологических заболеваний.

Объясните, как это работает?

Иммунотерапия мешает опухолевым клеткам сопротивляться иммунной системе. В норме иммунитет убивает все чужое или просто подозрительное, но опухолевые клетки умеют прикидываться «хорошими» либо «обманом» заставляют иммунитет отключаться.

На поверхности T-лимфоцитов (клеток иммунной системы) есть особые белки под кодовыми обозначениями PD-1 и CTLA-4. Их называют контрольными точками. Для иммунитета это как тормоза для машины. И опухолевые клетки умеют на них влиять, «жать на тормоза», чтобы иммунитет бездействовал. А иммунотерапевтические препараты могут эти тормоза отключать: T-лимфоцит «заводится» и атакует раковую клетку. Либо препарат блокирует другой белок (PD-L1), который скрывает опухоль от внимания иммунитета.

«T-клетка с помощью белка PD-1 связывается с белком PD-L1 здоровой клетки и понимает, что атаковать ее не нужно. Но некоторые опухолевые клетки тоже содержат белок PD-L1 — это позволяет им маскироваться под здоровые. Иммунотерапия влияет на иммунные клетки, как бы нейтрализуя белок PD-L1, и позволяет Т-клетке его игнорировать», — объясняет заведующий онкологическим отделением международной клиники Медика24 Петр Сергеев.

Кроме того, в условиях лаборатории собственные Т-лимфоциты пациента можно «обучить» распознавать опухолевые клетки. Для этого Т-лимфоциты выделяют из крови пациента, а после «обучения» возвращают в организм, чтобы они находили и уничтожали опухолевые клетки. Такую разновидность иммунотерапии называют CAR-T, или Т-клеточная терапия. В прошлом году CAR-T стали применять в клиниках Великобритании.

Откуда вообще взялся этот метод лечения?

Первые попытки вылечить пациентов, больных раком, с помощью иммунотерапии были предприняты более ста лет назад. Одним из родоначальников метода считается хирург Уильям Коли. Он заметил, что у некоторых пациентов с рожистым воспалением (бактериальной кожной инфекцией) онкологическое заболевание полностью регрессировало. Коли предположил, что инфекция стимулирует иммунитет на уничтожение опухолевых клеток, и решил подтвердить свои догадки экспериментально. В 1891 году он ввел стрептококковые бактерии пациенту с саркомой кости и смог добиться сокращения злокачественной опухоли.

Тогда его исследования подверглись активной критике, так как не имели внятного теоретического обоснования. Постепенно накапливались знания о физиологии иммунитета, вместе с этим предпринимались новые попытки активировать собственные защитные силы организма для борьбы со злокачественными опухолями — иммунотерапия получила развитие.

Если иммунотерапия существует так давно, почему о ней активно заговорили только сейчас?

Потому что настоящие прорывы произошли лишь в последние годы. Так, в 2018-м Нобелевскую премию по медицине вручили ученым Джеймсу Эллисону из США и Тасуку Хондзё из Японии за открытие контрольных точек — благодаря этому было создано несколько иммунотерапевтических препаратов. Короткий промежуток между теоретическим открытием и внедрением его результатов в медицинскую практику — еще одна причина того, что о новой методике активно говорят. Иммунотерапия открыла новые возможности для борьбы с онкологическими заболеваниями, которые лечатся с большим трудом, например с меланомой и раком легких. Теперь некоторые такие пациенты могут жить на несколько лет дольше без прогрессирования болезни.

Любой ли рак можно вылечить с помощью иммунотерапии?

Это зависит от препарата и особенностей опухоли. Так, препарат пембролизумаб стал первым, который можно назначать вне зависимости от места возникновения рака, если опухоль имеет специфический биомаркер — микросателлитную нестабильность, или PDL-экспрессию. Иммунотерапию применяют для лечения меланомы, рака легких, почки, желудка, мочевого пузыря, простаты, поджелудочной железы, глиобластомы, лимфомы Ходжкина и еще нескольких видов опухолей. Но пока лучшие результаты терапия показала в лечении меланомы и рака легких. Определить, какое лечение подойдет в конкретном случае, может только лечащий врач.

А побочные эффекты есть?

Есть. Так же как и у других эффективных методов лечения онкологических заболеваний — но они отличаются от нежелательных явлений при химиотерапии: причина их возникновения не токсическое действие самих препаратов, а сильный иммунный ответ. Нередко пациенты на иммунотерапии могут сталкиваться с усталостью, кашлем и тошнотой, теряют аппетит, а на коже может появиться сыпь. Реже эти лекарства могут вызывать более серьезные проблемы в легких, кишечнике, печени, почках и других органах. Обычно так бывает, если иммунитет начинает атаковать не только опухолевые клетки, но и здоровые. Пациенты, которые проходят лучевую терапию, также нередко испытывают усталость, у них могут быть проблемы с кожей, а люди, которые получают химиотерапию, сталкиваются с потерей волос, анемией, тошнотой и рядом других проблем.

«Улучшение прогноза выживаемости в подавляющем большинстве случаев перевешивает отрицательные реакции со стороны организма, — говорит врач-онколог международной клиники Медика24 Петр Сергеев. — Я обязательно всем пациентам отделения объясняю, чего можно ожидать и что не нужно этого бояться. Мы всегда следим за показателями пациента, мониторим его состояние. С нежелательными реакциями хорошо справляется симптоматическая терапия: есть противорвотные и обезболивающие препараты, глюкокортикостероиды. Мы умеем поддерживать работу почек и печени. В общем, можно сохранять хорошее качество жизни пациенту даже при длительной терапии».

Объясните, как проходит лечение. Обязательно ложиться в больницу?

«Выбор отделения — стационар или амбулаторное — зависит от состояния пациента. В некоторых случаях пациент будет лучше чувствовать себя дома, ему не нужно будет все время находиться в больнице. Достаточно приходить один или два раза в месяц на капельницы», — поясняет Петр Сергеев. Во время иммунотерапии пациент получает препараты внутривенно. Длительность курса может определить только онколог, и в процессе лечения она может корректироваться. Зависит это от реакции опухоли и организма пациента на препарат.

В России этот метод лечения популярен?

Нет. Некоторые препараты, например пембролизумаб, ниволумаб, ипилимумаб и атезолизумаб, зарегистрированы в России. Но о широком доступе к терапии говорить не приходится. Препараты зарегистрированы не по всем показаниям, и во многих ситуациях назначить их можно только офлейбл (не по инструкции), но тогда лечение нельзя будет получить бесплатно по полису ОМС.

Кроме того, курс лечения, по словам Петра Сергеева, может стоить от 180 000 до 800 000 рублей в месяц. «В себестоимость заложены миллионы долларов, потраченных на исследования, а дешевых аналогов (дженериков) в иммунотерапии пока не существует, — объясняет врач. — Частная клиника нашего уровня может закупить все препараты и проконтролировать их оригинальность, чтобы в нашей аптеке они были доступны пациентам в любой момент. Но мы не можем сделать цену ниже, чем у производителя. Со временем, когда этот метод лечения станет более массовым, препараты должны подешеветь и стать более доступными. Такой путь проходят многие лекарства. В первые годы после войны производство пенициллина было недостаточным, он был дорог, но уже в 1952 году стал производиться по улучшенной технологии и сильно подешевел».

Сегодня в России получить иммунотерапевтические препараты иногда позволяет так называемая региональная льгота, которая регулируется законом о социальной помощи, но такие закупки финансируются бюджетом только в некоторых регионах. Кроме того, можно попытаться попасть в программу клинических исследований, такая возможность есть и в международной клинике Медика24, или же выбрать платное лечение в медицинском учреждении, где уже применяют иммунотерапию.

Современные методы лечения рака

Современные методы лечения рака

Онкологические заболевания — беда, с которой человечество сталкивается на протяжении всей истории своего существования. рак был однозначным приговором. Постепенно, по мере развития науки и медицины, начали появляться эффективные методы лечения. В прошлом столетии , помимо хирургических вмешательств, стали активно применять лучевую терапию и химиотерапию. Открытия в области молекулярной биологии и генетики способствовали развитию гормональной, таргетной терапии, иммунотерапии. В хирургии стали появляться малоинвазивные методики.

Сергеев Пётр Сергеевич

Сергеев Пётр Сергеевич

Распространенность рака в современном мире растет. Это заставляет онкологию бурно развиваться. Появляется всё больше возможностей, и пациентам, которые еще десятилетия назад считались бы безнадежными, сегодня можно помочь.

В международной клинике Медика24 доступны наиболее современные методы лечения злокачественных опухолей. Наши врачи применяют практически все доступные инновационные препараты и технологии. Из этой статьи вы узнаете об основных способах лечения рака, которые доступны в настоящее время.

Хирургическое лечение

В большинстве случаев именно хирургия дает возможность полностью избавиться от злокачественной опухоли и добиться ремиссии. Возможности хирургического лечения зависят от типа рака, но в целом, как правило, злокачественную опухоль можно удалить на I, II и зачастую на III стадии.

Помимо радикальных — направленных на полное удаление злокачественной опухоли — в онкологии существуют следующие разновидности операций:

  • Циторедуктивные — направлены на удаление максимально возможного количества опухолевой ткани. Циторедукция бывает полной, когда после операции не остается видимых опухолевых очагов (но могут остаться микрометастазы), и частичной — когда удаляют первичную опухоль, но остаются метастазы. Оптимальная циторедукция — операция, во время которой удаляют большую часть опухолевой ткани.
  • Паллиативные — хирургические вмешательства, после которых в организме заведомо остаются опухолевые очаги. Их выполняют, чтобы улучшить состояние пациента, если невозможна радикальная операция.
  • Симптоматические — операции, целью которых является не удаление злокачественной опухоли, а борьба с симптомами, например, болью или кровотечением.
  • Реконструктивные — направленные на восстановление функции, внешнего вида органа после радикального удаления рака.
Читайте также:  Почему возникает лимфостаз и как с ним бороться онкология лимфатической системы признаки симптомы и

Развитие современной хирургической онкологии идет в некоторых ключевых направлениях. , хирурги всё больше стремятся выполнять органосохраняющие вмешательства, в случаях, когда это возможно сделать, не повышая риск рецидива. Например, при ранних стадиях рака молочной железы реже стали прибегать к полному удалению органа — мастэктомии. В ходе научных исследований было доказано, что зачастую можно удалить лишь часть груди, в которой находится злокачественная опухоль, а затем провести курс лучевой терапии — при этом риск рецидива не повышается.

В современной онкологии все чаще применяются малоинвазивные операции. Многие злокачественные опухоли в брюшной полости можно удалить лапароскопически — через небольшие проколы вместо разреза. Активно применяется хирургия. Рак на ранних стадиях и предраковые состояния в полых органах могут быть удалены вообще без разрезов, во время эндоскопии. Малоинвазивная хирургия позволяет сократить травматизацию тканей, кровопотерю, восстановительный период. Пациенты переносят такие операции лучше, чем открытые вмешательства.

Находят применение в лечении злокачественных опухолей и инновационные хирургические методики:

  • Эндоваскулярная хирургия — вмешательства через просвет сосудов. Например, выполняется внутриартериальная химиотерапия (введение химиопрепаратов в артерию, питающую злокачественную опухоль), эмболизация (введение в сосуд микроскопических частиц, которые перекрывают его просвет и нарушают приток крови к опухоли), химиоэмболизация (введение химиопрепаратов и эмболизирующего препарата).
  • Стентирование помогает восстановить проходимость полых органов, заблокированных злокачественной опухолью, например, кишечника, желудка, желчевыводящих путей. Это эндоскопическая процедура, во время которой в заблокированный участок устанавливают стент — трубку с сетчатой стенкой. Сначала она находится в сложенном состоянии, а после установки расправляется и расширяет просвет органа.
  • Криохирургия — уничтожение злокачественных новообразований с помощью низкой температуры.
  • Лазерная и радиоволновая хирургия — использование вместо скальпеля луча лазера или радиоволн высокой частоты.
  • Аблация — процедура, во время которой в опухолевый очаг вводят иглу и разрушают его, например, путем нагревания радиочастотной энергией.
  • Стереотаксическая радиохирургия. Эти вмешательства часто называют «операцией без операции». Аппарат генерирует множество рентгеновских или , которые фокусируются в опухолевом очаге и разрушают его.

В международной клинике Медика24 проводятся практически все виды современных хирургических вмешательств в онкологии, в операционных, оснащенных современным оборудованием от ведущих производителей.

Закажите обратный звонок. Мы работаем круглосуточно

Химиотерапия

Химиопрепараты представляют собой вещества, которые токсичны для быстро размножающихся опухолевых клеток. Существуют разные группы химиопрепаратов, у которых различаются механизмы действия. Лечение обычно проводят двумя и более химиопрепаратами с разными механизмами действия. Комбинации подбирают в соответствии с протоколами лечения. Эти документы составлены на основе крупных клинических исследований. Международные протоколы лечения регулярно обновляются. Врачи в международной клинике Медика24 работают в соответствии с последними версиями.

Химиотерапию при онкологических заболеваниях применяют с разными целями:

  • Неоадъювантная — проводится перед хирургическим вмешательством. Она помогает уменьшить злокачественную опухоль, сократить объем операции, перевести неоперабельный рак в операбельный.
  • Адъювантная — назначается после хирургического вмешательства, помогает уничтожить раковые клетки, оставшиеся в организме пациента после операции, и снизить риск рецидива.
  • При поздних стадиях рака химиотерапия становится одним из основных методов лечения.
  • Также при поздних стадиях химиопрепараты используют для борьбы с симптомами.

Химиотерапию проводят циклами. Каждый цикл состоит из введения препаратов и перерыва, обычно продолжается от 1 до 4 недель. Курс состоит из нескольких циклов. Неоадъювантное и адъювантное лечение всегда состоит из определенного количества курсов. Химиотерапию при неоперабельном раке продолжают в течение неограниченного времени, до тех пор, пока она помогает и не вызывает серьезных побочных эффектов. Со временем в раковых клетках возникают новые мутации, и они становятся устойчивыми к лечению. При этом контрольные обследования показывают, что опухолевые очаги снова начали расти. В таком случае врач подбирает другие препараты, назначает терапию второй линии.

В некоторых случаях химиопрепараты назначают вместе с облучением опухоли. Такое лечение называется химиолучевой терапией.

Если препараты принимают в виде таблеток или вводят внутривенно, такая химиотерапия называется системной. Также противоопухолевые средства можно вводить непосредственно в нужную область тела. Это позволяет достичь высокой концентрации препарата в необходимом месте без риска серьезных побочных эффектов:

  • Внутриартериальная химиотерапия — препарат вводят в кровеносный сосуд, который питает злокачественную опухоль.
  • Внутрибрюшинная — в брюшную полость.
  • Интратекальная — в спинномозговую жидкость.
  • Внутрипузырная — в мочевой пузырь.

Инновационная методика, в которой сочетается хирургическое лечение и химиотерапия — гипертермическая интраперитонеальная химиотерапия (HIPEC). Ее применяют при злокачественных опухолях, которые распространились в брюшной полости и вызвали канцероматоз брюшины. Выполняют операцию, во время которой удаляют все макроскопические опухолевые очаги, затем в брюшную полость вводят нагретый до 42 градусов раствор химиопрепарата. Это помогает уничтожить мелкие опухолевые очаги.

Таргетная терапия

Таргетные препараты отличаются от классических химиопрепаратов более прицельным действием. Каждый из них блокирует определенную «мишень» — молекулу, которая необходима раковым клеткам для поддержания жизненно важных процессов, размножения, уклонения от агрессии со стороны иммунной системы. Таргетные препараты могут быть эффективны, когда не помогает химиотерапия, они вызывают меньше побочных эффектов.

Некоторые примеры таргетной терапии при различных онкологических заболеваниях:

  • При раке молочной железы в каждом пятом случае на поверхности опухолевых клеток присутствует много молекул белка HER2. Активируясь, этот белок стимулирует размножение клеток. Его можно заблокировать с помощью некоторых таргетных препаратов, в частности, трастузумаба (Герцептин).
  • Некоторые злокачественные опухоли экспрессируют большое количество белка EGFR — рецептора эпидермального фактора роста. Он также стимулирует размножение опухолевых клеток. Например, такая ситуация встречается при раке легкого, толстой кишки. Таким пациентам назначают блокаторы EGFR.
  • Ингибиторы VEGF блокируют белок (сосудистый эндотелиальный фактор роста) который способствует росту новых кровеносных сосудов, питающих злокачественную опухоль.
  • При меланоме в половине случаев встречается мутация в гене BRAF. На данный момент при III и IV стадиях заболевания используется несколько препаратов из группы ингибиторов BRAF.

Иммунотерапия

Иммунотерапия — метод лечения онкологических заболеваний, который помогает иммунной системе распознавать и уничтожать злокачественные опухоли. Существует несколько разновидностей иммунотерапии, наиболее широкое применение в онкологии нашли две: цитокины и ингибиторы контрольных точек.

Цитокинами называют вещества, которые стимулируют иммунный ответ. Для лечения рака используют и . Их назначают пациентам с раком почки и меланомой. Также используется при волосатоклеточном лейкозе, хроническом миелолейкозе, фолликулярной неходжкинской лимфоме, кожной лимфоме, саркоме Капоши.

Ингибиторы контрольных точек — наиболее инновационная разновидность иммунотерапии. Эти иммунопрепараты представляют собой моноклональные антитела, которые блокируют молекулы, подавляющие противоопухолевый иммунный ответ. По сути, это таргетные препараты со специфическими эффектами на иммунную систему. Чаще всего они направлены против контрольных точек , или . В современной онкологии наиболее активно применяются такие иммунопрепараты из этой группы, как ипилимумаб (Ервой), ниволумаб (Опдиво), пембролизумаб (Кейтруда), атезолизумаб (Тецентрик), авелумаб (Бавенсио), дурвалумаб (Имфинзи).

Иммунотерапия ингибиторами контрольных точек, при правильном определении показаний к ее применению, работает намного эффективнее химиотерапии, она помогает продлевать жизнь пациентов с запущенными злокачественными опухолями.

Гормональная терапия

Гормональная терапия — по сути, еще одна разновидность таргетной терапии. Ее применяют при опухолях, в частности, раке молочной железы, простаты, яичников.

Гормональная терапия при раке кардинально отличается от той, которую проводят при эндокринных заболеваниях. Если у человека нарушена работа одной из желез внутренней секреции, ему вводят гормональные препараты, чтобы заместить гормон, который отсутствует или вырабатывается в недостаточном количестве. Такая гормональная терапия называется заместительной. Цель при раке — заблокировать гормональные эффекты, которые способствуют росту злокачественной опухоли.

Лучевая терапия

Лучевая терапия при онкологических заболеваниях, как и химиотерапия, может применяться до, после операции или при поздних стадиях как один из основных методов лечения, чтобы замедлить прогрессирование заболевания, купировать симптомы.

Существуют две основные разновидности лучевой терапии рака: из внешнего источника и брахитерапия. В первом случае процедура напоминает рентгенографию, но доза облучения намного выше. При брахитерапии источник излучения в виде мелких частиц помещают непосредственно в опухолевую ткань, рядом с ней или в просвет полых органов.

Существую современные технологии, которые позволяют очень точно облучать злокачественную опухоль, практически не затрагивая соседние ткани:

  • Трехмерная конформная лучевая терапия предполагает использование компьютерных технологий для точного определения расположения опухоли. Аппарат направляет излучение на тело пациента под разными углами, в итоге облучение максимально точно повторяет форму злокачественного новообразования.
  • Лучевая терапия с модуляцией интенсивности — усовершенствованная разновидность трехмерной лучевой терапии. Лучи направляют на тело под разными углами и регулируют их интенсивность. Эта технология применяется очень часто, особенно если опухолевые очаги расположены возле важных анатомических структур, например, спинного мозга.
  • Стереотаксическая лучевая терапия также предусматривает облучение под разными углами. Стереотаксическая хирургия является разновидностью этой методики.

Фотодинамическая терапия

Фотодинамическая терапия — метод, который применяется для лечения рака и некоторых других заболеваний. Он состоит из двух этапов. Сначала в организм пациента вводят особое вещество — фотосенсибилизатор. Он накапливается в опухолевых клетках. Затем на опухолевую ткань воздействуют светом определенного спектра. В результате фотосенсибилизатор активируется, становится токсичным для раковых клеток и уничтожает их.

Фотодинамическую терапию применяют при раке поджелудочной железы, желчных протоков, пищевода, легких, раке и предраковых заболеваниях кожи.

Вы пропустили