ГБУЗ г. Москвы - медицинская энциклопедия

За Москву заплатят Одессой Подводный винт спецоперации доктор марк был известным специалистом в

Сен 6, 2019

Ракетный крейсер «Москва» навсегда ушёл под воду. Пожар, детонация и взрыв – такова рабочая версия произошедшего. В причинах гибели корабля ещё предстоит разобраться, но о следствии можно говорить уже сейчас: попытка вытеснить Россию из акватории Чёрного моря – заявка, требующая ответа. Царьград расскажет, станет ли гибель гвардейского крейсера «Москва» поворотным винтом спецоперации.

Россия потеряла «Москву» – гвардейский ракетный крейсер, флагманский корабль Черноморского флота. В ночь с четверга на пятницу, 15 апреля, Министерство обороны России подтвердило гибель корабля.

По данным ведомства, при буксировке повреждённого крейсера в порт он потерял остойчивость и затонул. В числе причин, приведших к гибели корабля, названы повреждения корпуса и шторм.

Сутки борьбы

По данным Минобороны, в ночь на четверг на борту «Москвы» произошёл пожар, сопровождавшийся частичной детонацией боекомплекта. Также ведомство сообщило об эвакуации экипажа.

Последнее, ещё за много часов до официального подтверждения гибели «Москвы», заставило предполагать худшее. Дело в том, что живучесть кораблей является одним из главных приоритетов для конструкторов и одной из основных задач при подготовке экипажей. Поэтому военные моряки борются за спасение своего корабля до последней возможности. Тушат пожары, затапливают погреба с боеприпасами, выравнивают крен контрзатоплением отсеков, заваривают пробоины и прямо по палубам прокладывают силовые кабели взамен перебитых. Так что, если экипаж покидает борт – значит, дело совсем безнадёжно. И дальнейшая борьба за живучесть не имеет смысла, а лишь грозит увеличением потерь.

Поскольку Минобороны признало эвакуацию экипажа, многие обозреватели логично предположили, что корабль уже не спасти.

Однако в первой половине дня появилась надежда, что не всё так плохо. Крейсер оставался на плаву, а военное ведомство отметило, что в ходе инцидента не пострадало главное ракетное вооружение «Москвы» – 16 противокорабельных ракет «Вулкан».

Во второй половине дня о громком инциденте высказался официальный представитель Пентагона Джон Кирби. Он подтвердил, что на корабле был пожар и что крейсер находится на плаву. Более того: он отметил, что флагман Черноморского флота возвращается в порт Севастополя своим ходом. Это ещё сильнее подняло градус оптимизма.

Тем не менее к вечеру стало известно, что «Москву» всё же буксируют, а экипаж переведён на другие корабли Черноморского флота. Около 23:00 военное ведомство объявило, что флагман Черноморского флота затонул.

Три версии

По поводу того, что же случилось с «Москвой», в настоящее время можно рассматривать три основные гипотезы. По данным Минобороны, на борту корабля произошёл пожар, однако причины его не называются.

Сопредседатель Союза ветеранов боевых служб ВМФ Виктор Блытов, в прошлом служивший на погибшем крейсере, сомневается, что корабль мог получить фатальные повреждения по причинам, не связанным с применением против него оружия.

«Возгорания бывают, но чтобы в пожар перерастало – такое случается очень редко. На надводных кораблях, как правило, удаётся с этими возгораниями справляться», – пояснил господин Блытов в разговоре с обозревателем Царьграда.

Украинская сторона утверждает, что смогла поразить «Москву» противокорабельной ракетой «Нептун». Этот боеприпас является глубокой модернизацией советской дозвуковой низковысотной ракеты Х-35 (Х произносится как «ха»). На этапе модернизации ракету немного увеличили в размерах и оснастили системой управления на базе современной военной электроники западного производства (предположительно, ракета получила возможность принимать целеуказание от самолётов-разведчиков НАТО).

Не исключена и версия, что корабль наскочил на морскую мину. Ранее украинский флот выставил большое количество мин на подступах к побережью, штормы уже срывали некоторые из них и относили к берегам Турции. Так что вероятность такого инцидента далеко не нулевая.

Украинцы стреляли, американцы наводили?

Если допустить, что крейсер погиб в результате ракетной атаки, то следует признать, что она была детально спланирована. Удар был нанесён в условиях шторма, который осложнил борьбу за живучесть и подачу помощи от других кораблей. В качестве мишени был выбран именно флагман флота, большой, но сильно устаревший корабль, находившийся в эксплуатации с 1982 года.

Следует напомнить, что всего четыре года назад, в 2018-м, крейсер «Москва» пребывал в столь плохом состоянии, что всерьёз обсуждалась возможность его списания. Денег на полноценную модернизацию в ВМФ не нашлось. Однако из-за острой нехватки надводных кораблей было принято половинчатое решение: «Москву» отремонтировали, но менять вооружение на более современное не стали.

Работы проводились на 13-м судоремонтном заводе в Севастополе с прицелом на то, что в дальнейшем крейсер своим ходом доберётся до Северодвинска, где уже спецы «Звёздочки» вдохнут в него вторую жизнь. Однако постоянные сдвиги сроков вправо сыграли свою, как оказалось, роковую роль: в войну с украинскими ВМС корабль вступил в состоянии «промежуточной готовности».

Сразу после сообщения о поражении крейсера профильные Telegram-каналы обратили внимание, что 12 апреля над Чёрным морем крутились британский разведывательный самолёт RC-135 и американский стратегический разведывательный беспилотник RQ-4 Global Hawk. 13-го числа оба разведчика отключили транспондеры и пропали из вида гражданских мониторинговых систем.

Удар же оказался нанесён около двух часов ночи. Также, по данным ряда Telegram-каналов, в момент атаки ПВО крейсера было занято уничтожением приближающегося беспилотника «Байрактар».

Если эта информация верна, можно предположить, что американские и британские разведчики произвели наблюдение, уточнили сигнатуры корабля, а ночью, возможно, выдали целеуказание украинской ракете. Впрочем, этот сценарий официально никак не подтверждён.

Более того, по мнению Блытова, и удар по кораблю мог быть нанесён не украинской, а натовской ракетой, например американским «Гарпуном», который состоит на вооружении множества флотов мира, в том числе и Великобритании. Также эксперт не исключает возможности того, что «Москву» атаковали норвежской ПКР Penguin («Пингвин»), однако автор материала полагает, что это маловероятно из-за очень ограниченной дальности этих ракет.

Свой последний бой крейсер «Москва» принял во время спецоперации на Украине. Фото: Zhang Jiye/XinHua/Globallookpress

Крейсер, которого нам будет не хватать

Каково значение этой потери для нашей страны и какие последствия будет иметь этот инцидент для дальнейшего развития боевых действий?

Во-первых, следует признать, что мы пропустили болезненный удар. Гибель крупного надводного корабля – это всегда большая потеря. Тем более, если речь идёт о флагмане флота.

Тем не менее излишне драматизировать ситуацию не стоит. Гибель ценного корабля ещё не означает проигрыша военной кампании. 4 мая 1982 года аргентинский штурмовик влепил противокорабельную ракету Exocet в британский эсминец «Шеффилд», от чего на судне начался пожар, а несколько дней спустя «Шеффилд» затонул. Потеря эта, хоть и стала очень неприятной для королевского флота, не помешала Великобритании выиграть войну.

«Москва», как и другие крейсеры проекта 1164 «Атлант», предназначалась для борьбы с надводными силами противника (в том числе для уничтожения авианосцев) и придания боевой устойчивости силам флота в дальней морской и океанской зоне. Основное вооружение корабля было полностью заточено на борьбу с вражескими кораблями. Нельзя сказать, что крейсер был бесполезен в спецоперации: спаренная автоматическая 130-мм пушка АК-130 была тем аргументом, что заставил украинских военных на острове Змеиный сдаться в плен, а 64 ракеты комплекса «Форт» (морской вариант С-300) создавали неплохой зонтик от авиации противника. Однако в общем и целом нынешний конфликт очень далек от той войны, для которой строился крейсер. У Украины нет боевых кораблей, по которым стоило бы стрелять «Вулканами», а её авиация никак не проявляет себя над морем.

В определённом смысле уничтожение «Москвы» – это заявка на вытеснение русского флота из западной части Чёрного моря. Угроза вполне очевидная, особенно в свете скорой поставки британских противокорабельных комплексов. Но основную боевую работу Черноморского флота сейчас выполняют фрегаты и малые ракетные корабли, бьющие «Калибрами» по украинской промышленной и военной инфраструктуре. С учётом того, что дальность этих крылатых ракет по стационарным объектам достигает 2600 км (то есть в разы превосходит дальность противокорабельных комплексов), остановить удары по своим тылам украинские военные всё равно не смогут.

Что с того?

В военно-техническом плане гибель крейсера подтверждает мнение, что век огромных ракетных крейсеров узкой специализации прошёл. Будущее – за относительно небольшими, хорошо защищёнными универсальными боевыми единицами.

В геополитическом измерении история с «Москвой» свидетельствует о том, что Россия просто не имеет права оставить в составе Украины Одессу и Одесскую область. Если русофобский режим сохранит под своим контролем хотя бы кусочек черноморского побережья, на нём обязательно будут размещены противокорабельные комплексы, которые рано или поздно добьются попаданий по нашим кораблям.

Кроме того – и это, наверное, сейчас главное, – потеря крейсера должна окончательно развеять иллюзии: Россия не ведёт специальную военную операцию, мы воюем с опасным и упорным врагом, который не остановится ни перед чем. И действовать в отношении этого противника необходимо соответствующим образом, без снисхождений и поблажек. Россия должна взять курс на полное уничтожение украинской государственности: только так мы можем обеспечить победу и долговременный мир.

Подписывайтесь на канал «Царьград» в Яндекс.Дзен
и первыми узнавайте о главных новостях и важнейших событиях дня.

Доктор марк был известным специалистом в области онкологии

Домой → Интервью → Онколог Павленко: «Уверен, если бы я делал гастроскопию год назад, вряд ли бы нашли рак»

Онколог Павленко: «Уверен, если бы я делал гастроскопию год назад, вряд ли бы нашли рак»

Онколог-хирург Андрей Павленко рассказал Правмиру свои историю болезни раком желудка, можно ли было выявить его раньше и о лечении онкологических заболеваний в России в целом.

Прошло полтора месяца после завершающего этапа лечения Андрея Павленко – операции. Послеоперационный период прошёл без осложнений, а, благодаря успешной химиотерапии, проведённой ранее, у него есть примерно 50% на излечение и так называемую «пятилетнюю выживаемость».

«Для больных раком в третьей стадии после успешной химиотерапии вероятность прожить пять лет и больше равна 43-50%. Если бы я не получил такого хорошего ответа, то процент выживаемости уменьшился бы – 5-15%. Могу сказать: я – счастливчик, попал в первую группу, моя опухоль оказалась чувствительной к химиотерапии», – отметил онколог.

Профилактическая гастроскопия, ранняя диагностика и второе мнение

При этом он добавил, что всё равно проводить всем мужчинам поголовно в 40 лет, а тем более раньше, гастроскопию и колоноскопию нет смысла, так как без видимых показаний это может нанести больший вред, чем пользу.

Читайте также:  1 2 3 4 стадии рака простаты - продолжительность жизни что такое клиническая группа 2 в онкологии

Только, если у человека ест симптомы желудочного дискомфорта, его что-то периодически беспокоит, то необходимо посетить гастроэнтеролога и по его направлению пройти исследование.

«Почему еще ранняя гастроскопия может не привести к результатам? Как правило, в моем возрасте чаще всего возникает так называемый инфильтративный подслизистый рак. Это агрессивная форма низкодифференцированной аденокарциномы. Она начинает расти в глубоких слоях эпителия – и ее не видно. Два года назад, до выявления своего диагноза, я делал гастроскопию, но кроме гастрита ничего не было найдено. Уверен, если бы я делал гастроскопию год назад, результат был бы тот же», – отметил хирург.

По словам Андрея Павленко, это связано с тем, что в России другие раки, не такие, как в азиатских странах.

У нас преобладают инфильтративные, так называемые низкодифференцированные формы, которые по данным эндоскопического исследования на ранних этапах очень сложно выявить. Если опухоль до одного сантиметра в размере, мы не увидим изменение на слизистой, потому что все это в глубине, даже самый опытный врач может не заметить.

«Как онколог я не могу рекомендовать раннюю эндоскопию, но, может, в 40 лет ее сделать – это и не плохо. Но важно понимать, что любое инвазивное вмешательство может осложниться. И идти надо к опытному эндоскописту в хорошую клинику, где такие обследования проводят постоянно и на большом потоке. Иначе стремление избавиться от возможной болезни может привести к неприятностям.

Ситуация может ухудшиться с развитием осложнений, которые могут быть довольно грозными, например, перфорация пищевода. Это осложнение хоть и встречается у одного пациента из тысячи, но встречается. И это жизнеугрожающее осложнение. А вы вроде как пришли позаботиться о здоровье – но в результате оказались в ситуации, которая может вас здоровья лишить. Поэтому и нужны большие исследования, где были бы взвешены все «за» и «против», где учитывались бы все осложнения. Полученные результаты были бы проанализированы онкоэпидемиологами – и на основании их выводов мы бы разработали свои стандарты и рекомендации для онкоскрининга, касающегося рака желудка, – рассказал Андрей Павленко. – При чекапе колоректального рака ситуация такая. Возраст обязательного обследования в этом году был понижен до 45 лет. Есть тенденция понизить его еще, до 40 лет. Но тут все проще: при онкоскрининге есть неинвазивный тест – иммуноцитохимический, на скрытую кровь. Это анализ испражнений человека, на основании которого мы уже выделяем больных, которым обязательно нужно эндоскопическое исследование, колоноскопия».

Андрей Павленко отметил, что хороший врач ответит на все вопросы пациента. Можно поинтересоваться, читает ли он иностранные гайдлайны и как выбрал тактику лечения для вас.

«Поверьте, хороших докторов много, многие с пониманием относятся к пациенту, с эмпатией подходят к процессу общения с ним. В большинстве случаев не будет явного негатива: «Что вы тут пришли? Что вы требуете, время мое отнимаете?» Большинство докторов, больше половины, все же умеют нормально общаться.

А вопрос можно немного перефразировать: «Доктор, простите, все же какую схему лечения и на основании каких гайдлайнов (алгоритмов, протоколов) мы будем применять?» Доктор быстро должен ответить на этот вопрос, совершенно не задумываясь, используя алгоритмы Российского общества клинической онкологии. Этого будет достаточно, чтобы понять, что врач в курсе.

Если вы не доверяете доктору, у вас есть возможность получить второе мнение в другой клинике», – пояснил онколог.

При этом он советует не стесняться и обращаться за вторым мнением к другому врачу, если что-то насторожило.

Реформы в российской онкологии

Первое, что нужно сделать, по мнению Андрея Павленко, провести глубокую информатизацию этого направления, так как без неё нельзя получить эффективные данные.

Конкретно он имеет в виду введение электронного регистра, большой электронной базы данных онкологических пациентов, которые ежегодно регистрируются в Российской Федерации. Туда должна вноситься вся информация о том, какой диагноз пациенту установлен, какое лечение он получает, с каким успехом, какие осложнения возникли в процессе лечения, какое лечение он получал по поводу этих осложнений.

Из такой базы данных, единой для всех онкологических больных, можно было бы выудить абсолютно всю информацию, проанализировать ее, понять, насколько она правильная, насколько совпадает с современными стандартами лечения. И понять, соответственно, нужны ли в конкретном медицинском учреждении какие-то изменения – переподготовка специалистов, обновление оборудования и так далее.

«Это титаническая задача. И наиболее финансово затратная часть изменений. У нас не так много специализированных онкологических учреждений – 100 диспансеров. Но кроме этого есть еще множество многопрофильных стационаров, которые также занимаются лечением онкобольных на хорошем уровне. Надо попытаться все стационары, которые аккредитованы на лечение онкологических больных, включить в единую электронную систему.

Сейчас предлагается создать амбулаторно-клинические онкоцентры – это очень хорошая инициатива, мне она импонирует. В этих центрах будут заниматься ведением больных, после их лечения в стационаре. Например, больному после операции необходима химиотерапия, но нет нужды проводить ее в стационаре, занимать стационарную койку – ее можно делать амбулаторно. Такие амбулаторно-клинические онкологические центры тоже должны быть введены в единый электронный регистр.

Зачем нам нужна глубокая информатизация? Мы должны четко понимать, от каких причин скончался онкологический больной. Вот пациент, у которого в анамнезе рак, умирает. Причина смерти – онкологическое заболевание. Но может, он умер от других причин? А с таким подходом мы имеем другую картину», – отметил эксперт.

По его мнению, прояснение этой картины и есть конечная цель большой реформы, которая сильно необходима российскому здравоохранению.

В России не существует государственных программ скрининга, уверен Андрей Павленко. Причем надо понимать, что диспансеризация и скрининг – это разные вещи.

Диспансеризация – это обширное понятие, которое в принципе должно выявлять и решать все проблемы, связанные со здоровьем. Скрининг – ряд мероприятий, которые направлены на раннее выявление рака, на ранних стадиях.

В понятии онколога ранняя форма – это интраэпителиальный рак, то есть рак, который на 100% можно излечить минимальным эндоскопическим внутрипросветным (то есть неинвазивным, «без разреза») вмешательством, если говорить о раке желудочно-кишечного тракта. В понятии Минздрава ранний рак – это первая, вторая стадии заболевания. Если мы берем вторую стадию заболевания для рака пищевода, там пятилетняя выживаемость не превышает 55%. При раке желудка – 60% для второй стадии. Но это не ранняя форма рака – мы 40% пациентов теряем в течение следующих пяти лет, они умирают при прогрессировании заболевания.

«Что хорошо выявляется на ранних стадиях? Рак молочной железы, рак шейки матки. Визуальные формы – рак кожи, меланома. Рак простаты. Колоректальный рак хорошо предотвратим. Вот пять локализаций раковых опухолей, по поводу которых можно было бы спокойно и с хорошим результатом проводить скрининговые программы», – отметил онколог.

Благотворительный фонд и история его создания

«У меня были идеи и планы реализовать нечто подобное, по крайней мере, я точно хотел реализовать проект учебного центра на базе клиники (клиники высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова, Санкт-Петербург. – Ред.) – учебного центра для ординаторов. Эта мысль у меня давно зрела, уже была практически оформлена. И болезнь заставила меня торопиться – я не знал, как она будет развиваться и сколько у меня осталось времени. Болезнь мне даже где-то помогла по одной простой причине – хирург-онколог, болеющий раком, становится виднее. Это дало возможность мне выйти в медийное пространство.

Медиапроект, который мы реализуем вместе с «Такими делами», – еще одна тема, которую я очень хотел бы развивать в плане информированности больных. Так получилось, что за время моего лечения я несколько направлений, которые планировал развивать постепенно, начал одновременно. Получился массовый вброс.

Насколько фонд будет эффективным, я пока не знаю. Очень хотелось бы рассчитывать на хороший эффект и на долгосрочную работу проекта.

Этот проект объединяет собственно благотворительный фонд и фонд целевого капитала. Именно вторая составляющая – фонд целевого капитала – может дать нам возможность для долгосрочной реализации наших целей. Чем больше мы накопим, тем больше будет доходная часть, которую мы будем на это тратить», – рассказал Андрей Павленко.

Это и проект учебного центра, который охватывает уже несколько клиник, несколько городов.

Это и помощь онкологическим клиникам в дотационных регионах в покупке дорогостоящего оборудования, которое не может закупаться за счет бюджета.

Это и стажировки для докторов в крупных медицинских центрах, где можно научиться чему-то новому.

Это и спонсирование клинических исследований, которые в Российской Федерации не ведутся. В нашей стране уже больше 20 лет не проводятся рандомизированные клинические исследования – и это катастрофа. У нас есть Академия наук, но нет ни одного исследования.

Как доктор сам стал пациентом

«Я находился все же в преферентных условиях – я онколог, у меня много знакомых. И не столкнулся с бюрократической машиной, которая у нас есть. Я не ждал нигде, ни на одном из этапов не было потери времени. Но знаю лично пациентов, которые по 2-2,5 месяца иногда проводят в очередях на бесконечные консультации. Чтобы записаться на компьютерную томографию, можно ждать полтора месяца. В результате теряется время. Для третьей и четвертой стадии месяц-два, может, никакой роли не сыграют. Но для больных с ранними формами рака, с неинвазивными, месяц-два могут стать критическим сроком, когда болезнь может перейти на следующий уровень.

Читайте также: В Свердловской области фельдшер осматривала пациента с коронавирусом на улице, так как в доме было грязно

Но я узнал, что болеть непросто. Узнал, что наши больные находятся в сложных условиях. Меня поразило – хотя и так это знал, но не так близко, – что у нас нет достаточного психологического сопровождения для пациентов, которые попадают в тяжелые условия и им надо помочь выбраться из депрессивной ямы. Я не страдал депрессией даже в самых трудных ситуациях своей жизни, но люди разные, есть те, кто уходит в себя и кого трудно вытащить.

Читайте также:  Рак молочной железы у женщин симптомы признаки стадии Клиника Рассвет признаки онкологии грудной

Для меня стало откровением, что болеть – больно. Больно постоянно. Ты становишься раздражительным – на себе очень сильно почувствовал. Ты раздражаешься от любой мелочи даже в кругу семьи, даже когда ты с детьми, и тебе иногда надо уйти и побыть одному. Для меня это стало неожиданностью.

Но очень важно, чтобы семья была рядом, чтобы дети были рядом, чтобы твои друзья были рядом. Нельзя больному уходить в тень, уходить ото всех – надо это в себе перебарывать.

Необходимо и поддерживать людей, которые окружают тебя, потому что чаще всего болезнь – больший удар для близких, для родственников, чем для пациента», – рассказала Андрей Павленко.

По его словам, самая частая фраза, которую он слышал от окружающих: «Держись». И он действительно держался.

«Видимо, я психологически довольно устойчивый человек – удалось в себе очень быстро побороть абсолютно все нотки страха, его не было – только поначалу. Ну, и поддержка близких, которые были рядом все это время, и моя поддержка им позволили нам всем не падать духом.

Страха не было. Был первые несколько минут, а потом появилось четкое понимание, что надо делать. Сейчас обесценилось понятие «мужские качества». Но первым таким качеством должно быть умение свой страх побороть. Страх может появиться у каждого мужчины – но он должен с ним справиться. Это одно из основополагающих качеств мужчины, на мой взгляд.

И мне удалось справиться. По большому счету, страха не было даже тогда, когда я представлял себе худшие сценарии. Прогнозировал разные варианты течения болезни – от самых пессимистичных до самых оптимистичных вариантов. У меня была программа действий для каждого варианта. Чтобы быть психологически готовым к плохому сценарию, ты должен себя к этому готовить. Ты должен понимать, что этот сценарий возможен, и ты должен понимать, что будешь делать в этом случае», – отметил врач.

Биологическая селекция пациентов

Химиотерапию проводят перед операцией не просто так, а чтобы провести так называемую биологическую селекцию.

«Химиотерапия помогает нам отбирать больных с плохим прогнозом. Они не среагировали на химиотерапию, в течение первого полугода их заболевание прогрессировало так, что ни о какой операции речь не идет. Это больные с так называемой метастатической болезнью, еще не видной в момент диагностики. Таких пациентов нужно обязательно отсеивать, они уходят в группу паллиативных больных. Операция для них катастрофически ухудшит качество их жизни. Для больного без желудка агрессивная химиотерапия по поводу метастатического рака – колоссальное перенапряжение, она может оказаться непереносимой. Мы должны думать об этом.

Оставшимся пациентам мы улучшаем прогноз – это люди, которые либо стабилизировались, то есть опухоль дальше не растет после химиотерапии, либо получили какой-то ответ. Ответ – это значит, что опухоль уменьшилась, среагировала на химиотерапию. Максимально хороший прогноз есть именно у больных, у которых хорошо прошла химиотерапия, они отреагировали на нее.

Биологическая селекция позволяет дать преференции всем – одной группе в виде увеличения срока доживаемости, другой группе – в виде улучшения качества жизни.

«Химиотерапия – это тяжелое испытание, которое связано с большим количеством нежелательных явлений. Я довольно молодой человек, мне всего 40 лет, до болезни был крепкий – и мне было очень непросто перенести химию.

А если речь идет о хронической паллиативной химиотерапии, то это не как у меня – четыре курса и потом еще четыре. Это может быть 10 курсов, иногда 20. В этом случае химиотерапия может приводить к серьезным последствиям для пациента. У него могут не прекращаться побочные явления, он может все время лежать и чувствовать себя очень плохо.

Сейчас, к сожалению, химиотерапия при метастатической форме рака желудка дает небольшие профиты. Речь идет о трех-четырех месяцах преимущества перед теми людьми, которые не получают химиотерапии. Однако качество жизни на фоне химии и без нее не сопоставимо. Бывает, конечно, что некоторые хорошо в таком случае переносят химиотерапию и игра стоит свеч. Но чаще всего нет», – пояснил Андрей Пвленко, почему иногда лучше отказаться от проведения химиотерапии.

«Но не надо забывать, что появилось новое направление – иммунотерапия рака, за которую в этом году вручили Нобелевскую премию. При раке желудка этот метод тоже можно применять. В некоторых ситуациях, когда мы определили опухоль и поняли, что она может ответить на иммунотерапию, необходимо искать возможности использовать ее в рамках клинических исследований.

Иммунотерапия может стать тем прорывным методом, который даже при четвертой стадии рака желудка позволит говорить о длительной стабилизации, а может даже о длительной ремиссии. Главное, чтобы пациента доктор информировал, чтобы пациент владел всей информацией о современных методах лечения», – добавил он.

Смысл жизни и жизнь после смерти

Андрей Павленко не верит в существование жизни после смерти и считает биологическую смерть полной точкой.

«Смысл жизни для меня лично – это попытка что-то менять к лучшему в той области, где я являюсь профессионалом.

Смысл жизни для меня – это попытка вложить детям в головы необходимые принципы, которые, я считаю, обязаны в их головах быть. Наблюдать, как дети развиваются, растут, взрослеют, как преодолевают сложности, возникающие у них на пути. Мне это интересно, я очень хочу помогать им в этом.

Смысл жизни – это попытки испытать себя, испытать себя на прочность. Так вышло, что мне много пришлось испытывать себя на прочность и не сдаваться при этом.

Мне пришлось долго и трудно прокладывать свой профессиональный путь. У меня был непростой период в семейной жизни. У меня были сложности с родителями. У меня отец умер от рака желудка, что тоже стало серьезным испытанием. Жизнь была непростой», – отметил онколог.

Отношения в семье и воспитание детей

«У каждого человека, каким бы он ни был спокойным и уравновешенным, есть некое напряжение, которое может давать о себе знать. Врачи, которые ничего не чувствуют, наверное, полностью выгоревшие люди.

Нельзя не чувствовать эмпатию, нельзя не симпатизировать больным, нельзя не испытывать никаких эмоций по отношению к больному. Это мое ощущение», – отметил врач.

По его мнению, чтобы не выгореть на такой работе, нужно понимать, ради чего ты это делаешь, – и эта работа должна приносить тебе истинное удовольствие. Если ты ходишь на работу как на праздник, если тебе интересна каждая минута, проведенная на работе, если ты точно знаешь, что больше ничем в этой жизни заниматься не сможешь, – абсолютно спокойно можно не выгореть.

«На мой взгляд, доктор, который открыт, который переживает и пытается вникнуть в ситуацию с каждым больным, вызывает больше доверия. Может, такое отношение никак не скажется на результатах лечения, но у пациента останется позитивное внутреннее ощущение, хорошее воспоминание после общения с хирургом. И это ощущение может дать пациенту заряд позитивной энергии, дать ему силы пройти следующий этап лечения», – добавил хирург.

По его мнению, не должно быть непрофессиональных хирургов, так как это нонсенс.

«Хирурги все должны быть профессионалами – не только хирурги, но хирурги особенно. Ты можешь быть, действительно, хорошим собеседником, хорошим человеком, но если ты не можешь дать пациенту максимум шансов на излечение, то тебе и правда грош цена. Лучше тогда быть организатором хирургической службы, а в операционную входить не стоит», – подчеркнул Павленко.

«Я пытаюсь рассказать детям о том, что чем ты больше отдашь добра, тем больше ты его получишь. Мир очень циничен. К сожалению, мы сталкиваемся с циничностью, с черствостью, с агрессией каждый день, каждую минуту. Это может произойти где угодно.

Например, я боюсь буллинга по отношению к своему ребенку. Я ходил в школу, говорил с одноклассниками своей дочери. Пытался рассказать, что в этом мире много серых красок – и важно добавить яркости, искренности, доброты. Понятно, что, к сожалению, люди, которые обладают этими качествами, наиболее уязвимы. Но, тем не менее, только это может дать какой-то шанс этому миру.

Чем больше будет искренних и добрых людей, тем больше будет доброты в этом мире. Наверное, так.

Я не могу воспитывать своих детей интровертами, я хочу, чтобы они были экстравертами, и как можно больше дарили добра, дарили себя этому миру. Я пытаюсь, но не знаю, насколько получится. Время покажет, посмотрим», – заключил Андрей Павленко.

Как сообщалось ранее, хирург-онколог Андрей Павленко, совместивший роли пациента и врача, рассказал тюменскому изданию о том, как следует вести себя после операции по удалению желудка, проблемах онкологической хирургии, возможных путях их решения и собственных планах на будущее. Подробнее читайте: Больной раком онколог: Болезнь не изменила мои взгляды на жизнь, она поменяла приоритеты.

Поздно обнаруживается, растет быстро. Лор-онколог — о коварстве рака носоглотки и гортани

Почему рак носоглотки и гортани часто пропускают в поликлиниках и как распознать ранние симптомы грозного заболевания, рассказывает врач-оториноларинголог НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова Александр Александрович Калашников.

Осипший голос, дискомфорт в носу

— Александр Александрович, насколько своевременно ставится сейчас диагноз в лор-онкологии? Как часто болезнь выявляется уже на запущенной стадии?

— Как правило, в половине случаев, в зоне лор-органов (пазухи носа, решетчатая кость, полость носа, глотка, гортань, очень редко уши) пациенты не замечают злокачественных изменений они выявляются на 2-3 стадии, когда процесс уже зашел далеко. Хотя первые симптомы появляются очень рано.

— Дискомфорт, ощущение инородного тела, комок в горле, затруднение, например, носового дыхания, позже, как правило, присоединяется боль. Если это гортань — осиплость голоса. Но люди живут с этими симптомами месяцами, кто-то просто боится идти к врачу, а кто-то, как, например, курильщики не обращают на них внимание.

— Постоянные носовые кровотечения — это тоже симптом?

— Да, это один из симптомов новообразования в полости носа. Также как и затрудненное дыхание.

Читайте также:  Симптомы рака матки 8 ранних и поздних признаков заболевания как проявляется онкология по женски у

— Это агрессивные формы рака? Насколько быстро они развиваются?

— Нельзя сказать, что все опухоли гортани и носоглотки быстро растущие или, наоборот, медленно растущие. Они все абсолютно разные. Есть быстро растущие, к примеру лимфома. Но если опухоль располагается исключительно в голосовой складке, то она может расти медленно.

— Сколько времени может занимать процесс роста? Он может длиться годы?

— Конечно, нет, это нонсенс.

— Когда становится понятна степень агрессивности рака?

— При биопсии понятно, какой это рак — высокодифференцированный или низкодифференцированный. При осмотре мы видим, что опухоль может быть небольшая, но метастазирование в другие органы уже существенное. У меня были пожилые пациенты, которые в течение двух-трех лет еще жили с 4 стадией рака гортани. Опухоль находилась в замершем состоянии. Им была сделана трахеостома, и они периодически приходили ее менять. Понятно, что полноценного лечения они получить не могли, только паллиативную химиотерапию.

В первичном звене нет полноценного осмотра

— Человек испытывает дискомфорт в носоглотке, идет в поликлинику. Что включает в себя стандартный осмотр лор-врача?

— Это обязательно осмотр полости носа, глотки и ушей, при жалобах — обязательно гортани. Также обязательна задняя риноскопия с использованием зеркала или эндоскопа, который, понятно, есть далеко не в каждой поликлинике и не каждый лор-врач умеет им пользоваться. Но, к сожалению, даже классический зеркальный осмотр гортани в наших поликлиниках проводится редко. Поэтому довольно часто онкологию пропускают опухоль на амбулаторном этапе.

— Бывают ситуации, когда к вам человек целенаправленно приходит, потому что сам у себя подозревает онкологию?

— Очень часто. Люди стали более ответственно относиться к своему здоровью, и приходят сразу на прием, минуя амбулаторного врача, чтобы исключить онкологию. Немалая часть пациентов приходит на обследование и лечение с уже выявленной онкологией или подозрением на нее в силу специфики заболевания. К сожалению, на местах и даже в Петербурге в первичном звене, в силу разных причин, полноценного обследования не производится.

— Вы проводите визуальный осмотр или всегда используете специальную аппаратуру?

— В 80-90 процентах — это визуальный осмотр. Специализированные аппаратные исследования: МРТ, СКТ или специфическую эндоскопию делают уже для уточнения распространенности заболевания и выбора тактики лечения.

— Как не пропустить опасное заболевание?

— Единственный возможный скрининг — это классический лор-осмотр. Очень небольшое количество опухолей лор-органов имеют скрытое течение и не видны при осмотре.

Электронные сигареты тоже вызывают рак

— Часто, когда врачи дают рекомендации по обследованиям, они говорят: если у вас в роду не было онкологии, то вы не входите в группу риска. А в случае с лор-онкологией какие пациенты должны проходить обязательное медицинское обследование?

— Во времена Советского Союза специфика больших вредных производств (работа с горюче-смазочным материалом, мелко-силикатной пылью, химическая промышленность) требовала обязательного профосмотра. Но сегодня, к сожалению, таких жестких правил нет. Отслеживать таких пациентов стало сложно. Во-первых, многие производства стали использовать хорошую систему защиты, перешли на дистанционный режим работы. А во-вторых, очень много людей в этой сфере работает неофициально.

— Какую играет роль наследственный фактор? К примеру, при раке гортани?

— Прямое влияние наследственности при этом виде рака достоверно не прослеживается. В основном, всегда есть причины для развития этого заболевания. В 80 процентах случаев это все-таки курение. Как правило, сначала длительно существуют хронические изменения со стороны слизистой гортани и голосовых складок. Гипертрофический, гиперпластический ларингит, лейкоплакия и лейкокератоз. Именно поэтому они называются предраковыми или облигатным предраком. Вопрос времени, когда они «выстрелят». По большому счету любое хроническое воспалительное состояние, везде, где мы ожидаем увеличение кровотока и скорости «клеточной жизни», повышает вероятность возникновения рака.
Если говорить о раке носоглотки, то здесь все гораздо сложнее. До сих пор не совсем понятно, почему он возникает. Есть много теорий. К примеру, что рак полости носа изначально связан с врожденными особенностями.
Где проявится лимфома, тоже вопрос не всегда ясный. Легче всего ее заметить со стороны миндалин, так как разбухшие миндалины видны всегда.
Первичных причин по каждому виду опухоли может быть очень много. Каждые пять-десять лет происходит открытие «вау-эффекта»: к примеру, так была найдена взаимосвязь между лимфомой и вирусом Эпштейн-Барра, в результате чего был сделан вывод, что в большинстве лимфоидных заболеваний виноват герпес 6-го типа. Потом истерика стихла, и выяснилось, что нет, все-таки далеко не всегда герпес 6-го типа, и причина огромного числа случаев лимфом по-прежнему осталась неизвестной.

— Предраковое заболевание успешно лечится?

— Лейкокератоз подлежит хирургическому, радиоволновому и лазерному лечению. Если это совсем ранняя стадия, то часто достаточно местной и медикаментозной терапии, чтобы повернуть вспять запущенный процесс.

— Сколько лет было самому молодому вашему пациенту?

— 21 год. У парня диагностировали рак гортани. Но некоторые исследователи считают, что подобные случаи — это «доползшее» до своего возрастного состояния врожденное заболевание. Это опухоли, которые появились давно, тихо сидели в организме человека и никак себя не проявляли, или, к примеру, это результат существовавшего папилломатоза. Потом какой-то факт способствовал их развитию. Чаще это касается опухоли носоглотки. В случае опухоли миндалин, там не все так очевидно.

— Условно, — мужчины и женщины — к какому раку предрасположены больше?

— По моим наблюдениям, средний отдел глотки (миндалины) страдает чаще всего у женщин. А вот рак гортани встречается чаще у мужчин. Может быть, это связано с тем, что курящих мужчин больше, чем женщин. Во всяком случае так было раньше.

— Многие сегодня переходят на электронные сигареты. Они безопасны для здоровья?

— Они так же вызывают рак. Даже чаще. Потому что люди, как правило, практически не расстаются с электронными сигаретами, в итоге эндогенный процесс оказывается сильнее, чем при обычном курении.
Фото

Чудесное исцеление — это тяжелая работа

— Как много людей с онкологическим диагнозом — рак носоглотки или рак гортани — сейчас справляется с заболеванием, побеждает его?

— Сказать, что их стало больше или меньше по сравнению с предыдущими годами, нельзя. Просто позднее обращение чревато тем, что не так эффективно действует лучевая и химиотерапия. Очевидно, что чем раньше пациент приходит к врачу, тем больше у него шансов на выживание. Методов лечения с каждым годом становится больше. Сейчас относительно новый метод, который уже стал «золотым стандартом» в определенных случаях, — это моноклональная, таргетная терапия. Но, повторюсь, глобальная проблема в том, что люди поздно обращаются за медицинской помощью.

— Встречались в вашей практике случаи из разряда «чудесное исцеление»? Когда вопреки всем прогнозам человек оставался жив?

— Чудесное исцеление — это в основном результат очень длительной и тяжелой работы не только врача, но и пациента тоже. Не только мной замечено, что пациенты, которые позитивно, скажем так, относились к своей проблеме — верили в лучший исход, эмоционально не угасали — быстрее выздоравливали. Это доказанный факт. Эмоциональное состояние, мировосприятие конкретного пациента очень сильно влияет на развитие болезни.

— Вы помните, когда решили пойти в медицину?

— В старших классах. Я учился в специализированном классе с биологическим уклоном, и как-то так сформировалось убеждение, что я буду врачом.

— Почему именно оториноларингология?

— Лор-специализация на грани амбулаторного, терапевтического и хирургического лечения. Мне это более интересно, чем чистая терапия или чистая хирургия.

— Как вы справляетесь с выгоранием?

— По-моему мнению, должна быть определенная дистанция между врачом и пациентом, всегда принимать чужую боль как свою невозможно, иначе ты сам долго не протянешь. Конечно, всегда необходимо сохранять человеческое сочувствие, терпение и доброе отношение. Но это не значит, что врач обязательно должен быть многократно более чувствителен, эмпатичен к другим людям, чем кто-либо другой. Врачу, особенно онкологу, почти всегда приходится причинять пациенту боль, и если воспринимать ее как собственную, будет невозможно даже поставить диагноз. Врач в первую очередь это профессионал, и это касается не только знаний и навыков, но и специфики отношений с онкобольными — ведь многие пациенты требуют честного ответа. Хотя признаюсь, очень трудно сочетать определенную твердость, даже непреклонность, и человечность.

Поздно обнаруживается, растет быстро. Лор-онколог — о коварстве рака носоглотки и гортани

Автор:
Ирина Фигурина
специалист по связям с общественностью НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова
Оренбургский государственный университет, факультет филологии

Что вам необходимо сделать

  1. Если вы хотите узнать побольше о бесплатных возможностях ФБГУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Минздрава России, получить очную или заочную консультацию по диагностике и лечению, записаться на приём, ознакомьтесь с информацией на официальном сайте.
  2. Если вы хотите общаться с нами через социальные сети, обратите внимание на аккаунты в ВКонтакте, YouTube и Одноклассники.
  3. Если вам понравилась статья:
    • оставьте комментарий ниже;
    • поделитесь в социальных сетях через удобные кнопки:

Публикации по теме:

Мнение дилетанта. Активно развивается ранняя диагностика рака и таргетная терапия: см.: Молекулярно-генетические исследования в онкологии. Под ред. В.В. Омельяновского, Е.Н. Имянитова. – М. Наука, 2021. – 208 с. Внедряется персонализированный подход с использованием таргетных, иммунных препаратов, который позволяет таргетную терапию для каждого пациента на основании молекулярно-генетических особенностей опухоли. Повысить показатели эффективности ранней диагностики и таргетной терапии рака можно, в частности, на основе комплексного применения метода везикул как метода «сопутствующей диагностики» единичных типов мутаций и актуальных современных методов раннего молекулярно-генетического тестирования всего опухолевого генома. Повышение эффективности ранней диагностики и таргетной терапии достигается благодаря созданию, применению «универсального» теста ранней диагностики и таргетной терапии с предложенным диагностическим комплексом методов опухолевого генома. Требуется системный анализ процессов их совместного применения как многофакторных и многостадийных процессов и клинической практики их применения на основе технологии секвенирования нового поколения (NGS) с учетом накопления клетками и везикулами в межклеточном пространстве различных генетических изменений, приводящих к злокачественной трансформации. Хотелось бы знать о сказанном мнение Професионала. С уважением и пожеланием здоровья, творческих успехов, Борис Михайлович.

Вы пропустили