ГБУЗ г. Москвы - медицинская энциклопедия

Витамины при онкологии какие можно принимать при раке а какие нельзя витамины после химиотерапии

Июн 13, 2019

Употребление витаминов при лечении рака кажется максимально натуральным и безопасным — мы же получаем эти вещества с едой, значит, большие их дозы навредить не могут, а только укрепят организм.

На самом деле люди устроены гораздо сложнее и «больше» в данном случае не значит «лучше». Да и сами витамины не так просты: в организме они участвуют в разных биохимических процессах, и их действие на поведение опухолевых очагов не всегда однозначно.

Полезны ли витамины в лечении рака?

Несмотря на то что говорил в свое время химик Лайнус Полинг, а вслед за ним и сторонники ортомолекулярной медицины, нет никаких доказательств того, что витамины могут лечить рак. В некоторых случаях есть лишь данные скромных исследований о пользе витаминов совместно с химиотерапией. Но гораздо больше информации о вреде от приема таких пищевых добавок онкологическими больными.

Витамин А и рак легкого

Ретиноиды (формы витамина A или связанные с ним вещества) не имеют доказательств эффективности при лечении онкологических заболеваний у людей, кроме одного случая — промиелоцитарного лейкоза. Это заболевание обычно лечится с помощью химиотерапии и ретиноевой кислоты (природного метаболита витамина A). Что касается снижения риска развития рака благодаря ретиноидам, то бета-каротин, например, здесь плохой помощник. Если принимать его дополнительно, у курильщиков несколько повышается риск развития рака легкого.

В то же время, одно исследование, проведенное в 2015 году, показало, что витамин A может помочь витамину D в профилактике рака легких у курильщиков.

В целом результаты исследований, посвященных влиянию приема витамина A и ретиноидов на риск развития рака, неоднозначны. В некоторых экспериментах (правда, они были проведены не на людях, а на клеточных линиях и животных) было показано, что эти вещества подавляют развитие рака кожи, молочной железы, полости рта, легких, печени, желудочно-кишечного тракта, предстательной железы и мочевого пузыря. В других исследованиях ученые обнаружили, что антиоксидантные пищевые добавки, включая бета-каротин, не оказывают защитного эффекта и даже могут повысить смертность среди онкологических больных. Кроме того, в высоких дозах витамин A и ретиноиды токсичны.

Витамин С и колоректальный рак

Витамин C очень популярен у сторонников ортомолекулярной медицины. Как и другие витамины, он не доказал свою эффективность при лечении рака, однако, по некоторым данным, может улучшать качество жизни онкологических больных. Внутривенное введение витамина C пациенткам с раком молочной железы и раком яичников улучшало их общее состояние на фоне химиотерапии или лучевой терапии. То же происходило в случаях, когда рак уже не поддавался лечению (в этой ситуации применялись высокие дозы витамина в таблетках).

А вот при лечении миелоидного лейкоза, рефрактерного колоректального рака с метастазами, меланомы с метастазами химиопрепараты в сочетании с витамином C давали серьезные побочные эффекты и ухудшали течение болезни. Также есть серьезные основания полагать, что витамин C в драже и таблетках может взаимодействовать с бортезомибом и снижать его эффективность. Кроме того, высокие дозы витамина C не следует применять людям с болезнями почек: это может привести к мочекаменной болезни или почечной недостаточности.

Вообще, впервые о витамине C как о веществе, способном уничтожать раковые клетки, начали говорить в 70-х годах прошлого столетия. И действительно, результаты первых исследований на эту тему оказались весьма обнадеживающими. Но проведенные впоследствии крупные рандомизированные исследования не показали пользы аскорбиновой кислоты для онкологических больных. В настоящее время нет ни одной серьезной крупной работы, которая бы это подтвердила.

Тем не менее, недавно у ученых вновь проснулся интерес к витамину C как к противоопухолевому средству. Во многом этому способствовала работа исследователей из Университета штата Айова (Iowa State University), опубликованная в начале 2017 года. Авторы указывают, что витамин может атаковать раковые клетки, только если он присутствует в крови в высокой концентрации, которой сложно достичь при его пероральном (то есть путем проглатывания) приеме. Если вводить аскорбиновую кислоту в обход кишечника — внутривенно, — то ее концентрация в крови будет в 100–500 раз выше. Витамин C расщепляется в организме с образованием перекиси водорода, которая повреждает ткани, ДНК. В опухолевых клетках низкая активность фермента каталазы, поэтому они не могут эффективно расщеплять перекись и страдают сильнее, чем нормальные.

Результаты этой работы нельзя воспринимать как призыв срочно принимать витамин C в убойных дозах или вводить его внутривенно. Повторимся: пока нет ни одного реального достоверного доказательства того, что это помогает в профилактике или лечении рака. К тому же, высокие дозы аскорбинки — 2000 мг в день и более — могут привести к таким побочным эффектам, как головные боли, диарея, изжога, тошнота. При длительном приеме у некоторых людей образуются камни в почках.

анализ крови после химиотерапии

Витамин E

Подтверждений того, что витамин E помогает бороться с раком, нет. Что касается профилактики развития онкологических заболеваний, то и тут найдено мало пользы от этого вещества — скорее, больше вреда. В нескольких исследованиях было установлено, что прием витамина E в высоких дозах немного снижает риск развития колоректального рака, при этом достоверно повышаются шансы заболеть раком мочевого пузыря, желудка и простаты.

По данным исследований, антиоксиданты (витамины A, C, E, бета-каротин, селен) повышают смертность при некоторых онкологических заболеваниях. Лучевая терапия и параллельный приём витамина E и бета-каротина повышает смертность от рака головы и шеи. Врачи также считают, что антиоксиданты могут взаимодействовать с химиопрепаратами и ухудшать эффект лучевой терапии.

Витамин D

Это единственный витамин, который реально помогает предотвратить развитие некоторых злокачественных опухолей, и это подтверждается научными исследованиями.

Например, в 2018 году были опубликованы результаты исследования с участием 5000 женщин в возрасте 55 лет и старше. Ученые обнаружили, что у участниц с уровнем витамина D в крови 60 нг/мл и более риск развития рака молочной железы был на 80% ниже по сравнению с теми, у кого уровень витамина составил 20 нг/мл и менее. Более ранние работы подтверждают, что низкие уровни витамина D связаны с более высокими рисками развития злокачественных опухолей груди. Также была обнаружена связь между высоким содержанием витамина D в крови и более высокой выживаемостью среди женщин, у которых уже диагностировано онкологическое заболевание.

Но есть и небольшая ложка дегтя. В 2018 году исследователи из Национального онкологического института США (National Cancer Institute) провели исследование с участием 26 тысяч мужчин старше 50 лет и женщин старше 55 лет. Участников поделили на четыре группы: одним регулярно давали витамин D и плацебо, вторым — омега-3 ненасыщенные жирные кислоты, третьим — витамин и ненасыщенные кислоты, четвертым — два плацебо. После периода наблюдения оказалось, что в группах, получавших и не получавших витамин D, примерно одинаковое количество участников заболели раком и умерли от него. Ученые продолжают наблюдение, возможно, со временем разница всё-таки появится.

Известно, что низкие уровни витамина D в крови связаны с повышенным риском и других типов злокачественных опухолей, в частности, рака кишечника, мочевого пузыря.

В небольших исследованиях было установлено, что прием витамина D3 снижает скорость повышения простат-специфического антигена, являющегося признаком развития рака простаты. Однако несмотря на обнадеживающие данные в ранних исследованиях, в крупных не было замечено улучшения работы химиопрепаратов при лечении рака предстательной железы благодаря витамину D3.

Витамин В6 и К

Прием фолиевой кислоты (витамина B6) для лечения рака — пока дело рискованное, так как есть крайне противоречивые данные о пользе этого вещества. Основные исследования были проведены не на людях. В одних было показано, что фолиевая кислота помогает справиться с болезнью, в других — что она способствует росту опухоли. В любом случае высокие дозы фолиевой кислоты могут взаимодействовать с метотрексатом и другими подобными химиопрепаратами, поэтому лучше не принимать витамин B6 самовольно.

Примерно также выглядит ситуация с витамином K: он показал эффективность на клеточных культурах и животных в замедлении роста раковых клеток (особенно в случае рака печени). Однако исследования на людях не дали такого результата.

Тревожные новости

19 декабря 2019 года Журнале клинической онкологии (Journal of Clinical Oncology) были опубликованы результаты небольшого исследования. 1134 пациента с раком молочной железы на ранней стадии с высоким риском рецидива согласились заполнить анкеты, в которых указали, какие витамины и пищевые добавки они принимали во время лечения. В дальнейшем на ними наблюдали, регистрировали случаи рецидива и смерти.

Результаты оказались следующими:

  • У пациентов, которые принимали антиоксиданты (в том числе витамины A, C и E) до и после курса химиотерапии, на 41% чаще происходили рецидивы, и они на 40% чаще погибали.
  • Прием антиоксидантов только до или только после химиотерапии не влиял на результаты лечения.
  • Пациенты, принимавшие препараты витамина B12 до и вовремя лечения, на 83% чаще имели рецидив и вдвое чаще умирали.
  • При приеме препаратов железа до и во время химиотерапии риск рецидива повышался на 91%.
  • У людей, принимавших омега-3 жирные кислоты до и во время химиотерапии, рецидивы происходили на 67% чаще.
  • При этом прием поливитаминов не влиял на результаты.
Читайте также:  Тамоксифен препарат для лечения рака молочной желехы тамоксифен инструкция по применению для женщин

Однозначные выводы делать рано, но эти данные заставляют задуматься и требуют дальнейшего изучения вопроса.

Хотя витамины и нужны организму человека для нормальной работы, не стоит переоценивать их значение. Это не лекарства, и тем более не панацея. В противном случае они уже давно были бы включены в протоколы противоопухолевой терапии. Эффективно бороться с раком можно только с помощью специальных препаратов, назначенных онкологом. А если вы решили параллельно принимать витамины или другие пищевые добавки — предварительно нужно обязательно проконсультироваться с лечащим врачом, как минимум, поставить его в известность.

Основные результаты научно-исследовательской работы и перспективы химиопрофилактики рака

С середины 80-х годов 20 века в лаборатории предклинических испытаний, наряду с работами прикладного характера, определилось самостоятельное научное направление по разработке проблемы химиопрофилактики опухолей (В.Г. Беспалов, В.А. Александров), основываясь на современных принципах, которые практически не изменились до сих пор. Разработка средств для химиопрофилактики рака является сложным и длительным процессом, который должен проходить следующие этапы: доклиническое изучение антиканцерогенной активности на моделях опухолей различных органов и оценка возможных токсических свойств, предварительное клиническое изучение эффективности и безопасности у относительно небольшого числа пациентов из групп повышенного риска злокачественных опухолей, итоговое клиническое изучение на больших контингентах пациентов с оценкой онкологической заболеваемости и смертности. Перспективными для химиопрофилактики рака являются вещества, обладающие выраженным антиканцерогенным действием на широком спектре экспериментальных моделей опухолей, не имеющие токсических свойств, показавшие эффективность и безопасность в клинических исследованиях.

Цель химиопрофилактики – поиск эффективных средств (природных и синтетических), способных тормозить или препятствовать возникновению и развитию опухолей и внедрение наиболее активных препаратов в клиническую практику.

Средства для профилактики рака должны отвечать следующим основным требованиям:

  1. доказанная в клинических испытаниях эффективность;
  2. возможность применения в течение длительного времени – многолетнего или даже постоянного в течение всей жизни;
  3. отсутствие токсических эффектов и побочных действий или минимальная токсичность, чтобы риск возможных осложнений при использовании онкопрофилактического препарата был допустимым в сравнении со снижением риска возникновения рака;
  4. желательны дополнительные благоприятные свойства, достигаемые в более короткие сроки;
  5. лекарственные формы должны быть преимущественно для перорального применения, в некоторых случаях – местными для нанесения на кожу и слизистые оболочки.

Усилия в разработке этой проблемы были сосредоточены на поиске препаратов, способных ингибировать канцерогенез при их использовании, в основном, в период постинициации, т.е. в фазу промоции и прогрессии опухолей. Именно такой подход является наиболее перспективным для химиопрофилактики рака, поскольку показания к применению антипромоторных препаратов необычайно широки: среди популяции практически здоровых лиц, живущих в экологически неблагоприятных условиях; в группах с высоким риском развития рака; среди больных с преопухолевыми заболеваниями; у онкологических больных в период ремиссии после проведенного радикального лечения.

С первых шагов разработки проблемы химиопрофилактики рака решалась важная и трудоемкая задача по отработке моделей опухолей (как злокачественных, так и доброкачественных), вызываемых с достаточно высокой частотой в течение относительно непродолжительного времени (не более 1–1,5 лет), особенно тех локализаций, которые относятся к наиболее распространенным. В итоге в лаборатории были освоены, а также разработаны новые оригинальные экспериментальные модели всех основных опухолей, встречающихся у человека (табл. 1). Кроме того, в лаборатории была разработана модель опухолей молочной железы, эндокринной и репродуктивной систем и других органов, индуцированных гамма-облучением, у крыс; многоорганные модели канцерогенеза, вызываемого химическими канцерогенами.

Таблица 1. Экспериментальные модели предрака и рака, применяемые в лаборатории, для изучения антиканцерогенных средств

Локализация

Метод индукции

Гистологический тип

МНМ интраммамарно, МНМ или ДМБА в/в у крыс

Инициация МНМ в/в + промоция тестостероном в/б у крыс

Простатическая интраэпителиальная неоплазия, аденокарциномы

МХ интратрахеально у крыс, уретан в/б у мышей

АОМ п/к у крыс и мышей, МНМ интраректально у крыс

Очаги аберрантных крипт, аденокарциномы

МБНА или ЭЭНС п/о

Плоскоклеточные карциномы, папилломы

ДЭНА в/б у крыс и мышей

Пренеопластические очаги, гепатоцеллюлярные карциномы

ДМБА + ТПА или БП накожно

Плоскоклеточные карциномы, папилломы

Глиомы головного и спинного мозга, невриномы периферических нервов

АОМ – азоксиметан, БП – бензо(а)пирен, ДЭНА – N-диэтилнитрозоамин, ДМБА – 7,12-диметилбенз(а)антрацен, МБНА — N-метил-N-бензилнитрозамин, МНМ – N-метил-N-нитрозомочевина, МННГ – N-метил-N-нитро-N’-нитрозогуанидин, МХ – 3-метилхолантрен, ТПА – 12-О-тетрадеканоилфорбол 13-ацетат, ЭНМ – N-этил-N-нитрозомочевина, ЭЭНС – этиловый эфир N-нитрозосаркозина; в/б – внутрибрюшинно, в/в – внутривенно, п/к – подкожно, п/о – перорально

Основные результаты научно-исследовательской работы

Доклиническое и клиническое изучение антиканцерогенной активности синтетических и природных веществ

К настоящему времени на различных моделях опухолей изучено более 80 веществ, и из них более 50 проявило антиканцерогенную активность, основные из которых представлены в табл. 2. В результате проведенной работы впервые выявлен ряд новых антиканцерогенных веществ, у известных ингибиторов установлена способность тормозить развитие опухолей ранее неизвестных локализаций.

Таблица 2. Ингибиторы канцерогенеза, изученные в лаборатории

Класс соединений

Препараты и вещества

Ретинол, альфа-токоферол, аскорбиновая кислота, тиамин, рибофлавин, витаминно-минеральные комплексы

Бета-каротин обычный и липосомальный

Селенит натрия, молибдат натрия, цинка сульфат

Нестероидные противовоспалительные средства

Диазепам, дифенин, карбонат лития

Тималин, тимоген, эпиталамин, кортексин

Органические кислоты и их соли

Фумаровая кислота, глюкарат кальция, глюкуронат калия

Биотехнологические растительные препараты

Экстракты лекарственных растений

Betula pendula, Eleutherococcus senticosus, Filipendula ulmaria, Glycyrrhiza glabra, Plantago major, Rhaponticum cartamoides, Urtica dioica

Пищевые вещества и природные комплексы

Концентрат ламинарии, масло зародышей пшеницы, пренолы из хвои, провитаминный концентрат из хвои, оксигумат торфяной, отруби пшеницы, рыбий жир, хвойный комплекс, экстракт фукусный

На основании полученных результатов по всем испытанным веществам на разных моделях были сделаны важные общие выводы:

  1. Длительное применение онкопрофилактических средств в постиниционный период не позволяет добиться полного 100%-ного торможения канцерогенеза, хотя снижение частоты и/или множественности может достигать 60%, но чаще около 30% (при статистической достоверности).
  2. Способность к ингибированию канцерогенеза даже известных онкопрофилактических средств (ретинол, ?-токоферол, 13-цис-ретиноевая кислота, ?-дифторметилорнитин и др.) не всегда подтверждалась, поэтому для гарантированного выявления активности у новых веществ необходимо проводить тестирование на нескольких моделях (не менее трех).
  3. Проявление онкопрофилактических свойств не является уникальным для какой-то определенной группы препаратов; отчетливая активность может быть выявлена у довольно широкого ряда синтетических и природных веществ с различным механизмом действия.
  4. В целом, комплексные природные вещества не уступают синтетическим соединениям по антиканцерогенной эффективности. В то же время, преимуществом природных веществ является их потенциально более низкая токсичность.
  5. У ряда веществ антиканцерогенная активность сочетается с другими позитивными фармакологическими эффектами: антиатеросклеротическим, адаптогенным, иммуномодулирующим, противовоспалительным, антиоксидантным и др.
  6. У комбинаций антиканцерогенных агентов выраженность и спектр антиканцерогенного действия может быть выше, а токсические эффекты менее выражены по сравнению с отдельными компонентами.

В результате экспериментов были отобраны и предложены для дальнейшего клинического изучения наиболее эффективные и безопасные антиканцерогенные вещества. Разработан алгоритм клинических исследований химиопрофилактических препаратов у пациентов из групп повышенного риска рака молочной железы, желудка, легких, толстой кишки с использованием клинических, эндоскопических, гормональных, биохимических, иммунологических, эхографических, рентгенологических, гистологических, цитологических, цитоморфометрических исследований и оценкой влияния на промежуточные биомаркеры повышенного онкологического риска. В проведенных клинических испытаниях выявлены химиопрофилактические средства, оказывающие выраженное лечебное действие на патологические сдвиги у пациентов из групп повышенного онкологического риска. Кламин (БАД на основе концентрата ламинарии) ослаблял симптомы диспепсии и эндоскопические признаки гастрита, увеличивал уровень пепсиногена-пепсина в желудочном соке, вызывал регрессию кишечной метаплазии и дисплазии у больных атрофическим гастритом; улучшал клинико-рентгенологическую картину, вызывал регрессию дисплазии и метаплазии эпителия бронхов у больных хроническим бронхитом курильщика; вызывал регрессию предраковых очагов у больных красным плоским лишаем ротовой полости; нормализовал стул, подавлял повышенную пролиферацию эпителия слизистой оболочки и вызывал частичную регрессия полипов у пациентов с аденоматозными полипами толстой кишки. Лесмин (БАД на основе хвойного комплекса) ослаблял симптомы диспепсии и эндоскопические признаки гастрита, подавлял инфекцию Helicobacter pylori, увеличивал уровень пепсиногена-пепсина в желудочном соке, вызывал регрессию лимфоплазмоцитарной инфильтрации и кишечной метаплазии слизистой оболочки желудка у больных атрофическим гастритом. Результаты доклинического и клинического изучения пищевых веществ и разработанных в лаборатории на их основе БАД опубликованы в нескольких монографиях (в частности: Беспалов В.Г. Питание и профилактика онкологических заболеваний. – Великий Новгород, Полиграфическая компания «Позитив», 2015. – 242 с.).

На основе концентрата ламинарии в качестве фармацевтической субстанции был создан и внедрен в клиническую практику лекарственный препарат мамоклам, который применяется для лечения фиброзно-кистозной болезни молочных желез. В проведенных клинических испытаниях установлено, что мамоклам значительно уменьшает проявления масталгии, предменструального напряжения молочных желез и альгоменореи, ослабляет пальпаторные признаки фиброзно-кистозной болезни, нормализует менструальный цикл, баланс тиреоидных и половых гормонов; по данным маммографии и эхографии вызывает регрессию фиброаденоматозных уплотнений и кист в ткани молочных желез, приводит к уменьшению диаметра расширенных млечных протоков, снижает маммографическую плотность. Результаты клинического изучения мамоклама обобщены в монографии: Беспалов В.Г. Мастопатия и лекарственный препарат мамоклам. Методическое пособие для врачей. – СПб.: Издательство «Игра света», 2008. – 68 с.

Читайте также:  Рак молочной железы у женщин симптомы признаки стадии Клиника Рассвет признаки онкологии грудной

Доклиническое и клиническое изучение противоопухолевой активности фармакологических веществ и препаратов

В последние годы нами были пересмотрены результаты изучения ранее синтезированных противоопухолевых препаратов, чтобы выявить наиболее перспективные для внедрения в клиническую практику после более углубленного и широкого экспериментального исследования. Наибольший интерес привлекли два препарата: диоксадэт и хлонизол.

Диоксадэт относится к группе алкилирующих соединений – этилениминов. В лаборатории были разработаны новая схема синтеза фармацевтической субстанции и новая лекарственная лиофилизированная форма препарата, которые обеспечивают большую безопасность в производстве; разработан новый проект ФСП на лекарственную форму; проведены доклинические исследования по оценке противоопухолевой активности диоксадэта на стандартных моделях трансплантированных опухолей в сравнении с цитостатиками, применяемыми в клинической практике.

В доклинических исследованиях была установлена выраженная противоопухолевая активность диоксадэта на широком спектре перевиваемых опухолей у лабораторных животных. Данные сравнительного изучения диоксадэта свидетельствуют о его более высокой противоопухолевой активности, чем у наиболее близкого к нему по структуре тиофосфамида. В эксперименте на крысах с перевиваемой асцитной опухолью яичника противоопухолевое действие диоксадэта при внутрибрюшинном введении сравнимо с действием цисплатина, являющегося стандартом в клинической интраперитонеальной химиотерапии рака яичника. С учетом того, что диоксадэт, в отличие от препаратов платины, обладает значительно более низкой токсичностью, не вызывает осложнений в виде спаечного процесса, перспективным является применение диоксадэта для интраперитонеальной химиотерапии рака яичника. В экспериментах с асцитной опухолью Эрлиха у мышей выявлен выраженный синергизм противоопухолевого действия диоксадэта в комбинации с гемцитабином при отсутствии повышения токсичности.

Клинические испытания диоксадэта по II фазе были проведены в 15 онкологических учреждениях у 229 больных распространенными формами злокачественных новообразований различных локализаций. Несмотря на то, что все больные были с далеко зашедшими формами злокачественных новообразований, практически при всех локализациях был доказан объективный противоопухолевый эффект диоксадэта. Особенно сильным противоопухолевый эффект диоксадэта оказался в лечении распространенных форм рака яичников и молочной железы, в том числе у больных с асцитом и ранее леченных другими алкилирующими агентами. Были проведены клинические испытания диоксадэта в качестве противоопухолевого средства для химиоэмболизации при операбельных и распространенных формах рака почки. Химиоэмболизация с диоксадэтом повышала 2- и 3-летнюю выживаемость больных неоперабельным раком почки. Были проведены клинические испытания диоксадэта в качестве противоопухолевого средства для химиоэмболизации печеночной артерии у больных с первичным раком печени и метастазами в печень колоректального рака. Была доказана эффективность химиоэмболизации с диоксадэтом в виде получения объективного противоопухолевого ответа и увеличения выживаемости больных.

Диосадэт обладает выраженным так называемым контактным противопухолевым действием. В настоящее время в лаборатории развивается направление использования диоксадэта в различных режимах интраперитонеальной химиотерапии канцероматоза брюшной полости. Доклинические исследования показали, что диоксадэт при интраперитонеальной химиотерапии превосходит по эффективности и безопасности другие применяемые с этой целью цитостатики: циспалатин, паклитаксел, митомицин С, мелфалан.

Создана экспериментальная установка для химиоперфузионного лечения канцероматоза брюшной полости на моделях у крупных и мелких лабораторных животных.

Результаты доклинического и клинического изучения химиоперфузионного лечения злокачественных опухолей обобщены в монографии: Беляева О. А., Беспалов В. Г., Сенчик К. Ю., Киреева Г. С., СтуковА. Н., Гафтон Г. И., Карачун А. М., Гусейнов К. Д. Беляев А. М. Химиоперфузионное лечение канцероматоза брюшной полости. – СПб., 2016. – 146 с.

Проведено сравнительное статистическое исследование результатов восьми независимых экспериментов по изучению эффективности интраперитонеальной химиотерапии. Изучены режимы инъекционной внутрибрюшинной (в/б) химиотерапии (ИВХ), нормо– и гипертермической химиоперфузии (НИПХ и ГИПХ) препаратом диоксадэт на модели перевиваемого асцитного рака яичника (РЯ) у 288 крыс самок Вистар. Перевивка РЯ осуществляли в/б в количестве 1?107 опухолевых клеток, интраперитонеальную химиотерапию проводили однократно через 48 часов после трансплантации опухоли. Диоксадэт вводили в максимально переносимых дозах в/б: при ИВХ с помощью шприца в дозе 1,5 мг/кг массы тела; при НИПХ и ГИПХ раствор с цитостатиком прокачивали через брюшную полость специальным насосом соответственно в дозе 30 мг/кг при температуре 36,5–37,5°С и 15 мг/кг при температуре 40,5–41,5°С. В контрольных группах крысам в/б аналогичными путями вводили физиологический раствор. Противоопухолевые эффекты лечения оценивали по увеличению средней продолжительности жизни крыс. Для статистического анализа использован принцип гармонизации статистических доказательств и предсказаний. В контрольной группе с инъекционным в/б введением физиологического раствора средняя продолжительность жизни составила 15 дней, 95% доверительный интервал (ДИ) от 12 до 19. По сравнению с данным контролем воздействие ИВХ, НИПХ и ГИПХ увеличивало среднюю продолжительность жизни соответственно на 85, 97 и 202% (p

Полученные нами данные и анализ литературы позволяют предположить, что результаты лечения канцероматоза брюшной полости у больных при раке яичника и других локализаций можно значительно улучшить путем использования интраперитонеальной химиотерапии. На наш взгляд, наиболее оптимальным будет комплексный подход к лечению таких пациенток. Этап циторедуктивного оперативного вмешательства целесообразно дополнить ГИПХ, а затем вместо адъювантной системной химиотерапии проводить курсы адъювантной интраперитонеальной химиотерапии. Препарат диоксадэт по своей эффективности и безопасности при различных режимах интраперитонеальной химиотерапии имеет преимущества по сравнению с наиболее часто используемым сегодня для этой цели цисплатином, что говорит о перспективности внедрения диоксадэта в клиническую практику в качестве основного препарата для ГИПХ и интраперитонеальной химиотерапии через катетер у больных диссеминированным раком яичника.

Хлонизол относится к классу нитрозоалкилмочевин. В экспериментах на животных с перевиваемыми опухолями было установлено, что хлонизол обладает высокой противоопухолевой активностью, значительно превосходя как по спектру, так и по выраженности противопухолевого действия свой ближайший структурный аналог ССNU (ломустин, белустин), а также другие широко применяемые в клинической практике препараты (аранозу, доксорубицин, циклофосфан). Противоопухолевый эффект хлонизола показан на 12 перевиваемых опухолях. Отличительным свойством хлонизола является хорошая проницаемость через гематоэнцефалический барьер и выраженный эффект при лечении экспериментальных опухолей головного мозга. Поэтому дальнейшее его изучение должно быть направлено на применение у больных с опухолями головного мозга и метастазами в головной мозг. Хлонизол также перспективен для лечения злокачественных лимфом, диссеминированной меланомы, мелкоклеточного рака легкого.

Поздно обнаруживается, растет быстро. Лор-онколог — о коварстве рака носоглотки и гортани

Почему рак носоглотки и гортани часто пропускают в поликлиниках и как распознать ранние симптомы грозного заболевания, рассказывает врач-оториноларинголог НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова Александр Александрович Калашников.

Осипший голос, дискомфорт в носу

— Александр Александрович, насколько своевременно ставится сейчас диагноз в лор-онкологии? Как часто болезнь выявляется уже на запущенной стадии?

— Как правило, в половине случаев, в зоне лор-органов (пазухи носа, решетчатая кость, полость носа, глотка, гортань, очень редко уши) пациенты не замечают злокачественных изменений они выявляются на 2-3 стадии, когда процесс уже зашел далеко. Хотя первые симптомы появляются очень рано.

— Дискомфорт, ощущение инородного тела, комок в горле, затруднение, например, носового дыхания, позже, как правило, присоединяется боль. Если это гортань — осиплость голоса. Но люди живут с этими симптомами месяцами, кто-то просто боится идти к врачу, а кто-то, как, например, курильщики не обращают на них внимание.

— Постоянные носовые кровотечения — это тоже симптом?

— Да, это один из симптомов новообразования в полости носа. Также как и затрудненное дыхание.

— Это агрессивные формы рака? Насколько быстро они развиваются?

— Нельзя сказать, что все опухоли гортани и носоглотки быстро растущие или, наоборот, медленно растущие. Они все абсолютно разные. Есть быстро растущие, к примеру лимфома. Но если опухоль располагается исключительно в голосовой складке, то она может расти медленно.

— Сколько времени может занимать процесс роста? Он может длиться годы?

— Конечно, нет, это нонсенс.

— Когда становится понятна степень агрессивности рака?

— При биопсии понятно, какой это рак — высокодифференцированный или низкодифференцированный. При осмотре мы видим, что опухоль может быть небольшая, но метастазирование в другие органы уже существенное. У меня были пожилые пациенты, которые в течение двух-трех лет еще жили с 4 стадией рака гортани. Опухоль находилась в замершем состоянии. Им была сделана трахеостома, и они периодически приходили ее менять. Понятно, что полноценного лечения они получить не могли, только паллиативную химиотерапию.

В первичном звене нет полноценного осмотра

— Человек испытывает дискомфорт в носоглотке, идет в поликлинику. Что включает в себя стандартный осмотр лор-врача?

— Это обязательно осмотр полости носа, глотки и ушей, при жалобах — обязательно гортани. Также обязательна задняя риноскопия с использованием зеркала или эндоскопа, который, понятно, есть далеко не в каждой поликлинике и не каждый лор-врач умеет им пользоваться. Но, к сожалению, даже классический зеркальный осмотр гортани в наших поликлиниках проводится редко. Поэтому довольно часто онкологию пропускают опухоль на амбулаторном этапе.

Читайте также:  Опухоль головного мозга симптомы признаки симптомы лечение код по мкб 10 онкология головного мозга.

— Бывают ситуации, когда к вам человек целенаправленно приходит, потому что сам у себя подозревает онкологию?

— Очень часто. Люди стали более ответственно относиться к своему здоровью, и приходят сразу на прием, минуя амбулаторного врача, чтобы исключить онкологию. Немалая часть пациентов приходит на обследование и лечение с уже выявленной онкологией или подозрением на нее в силу специфики заболевания. К сожалению, на местах и даже в Петербурге в первичном звене, в силу разных причин, полноценного обследования не производится.

— Вы проводите визуальный осмотр или всегда используете специальную аппаратуру?

— В 80-90 процентах — это визуальный осмотр. Специализированные аппаратные исследования: МРТ, СКТ или специфическую эндоскопию делают уже для уточнения распространенности заболевания и выбора тактики лечения.

— Как не пропустить опасное заболевание?

— Единственный возможный скрининг — это классический лор-осмотр. Очень небольшое количество опухолей лор-органов имеют скрытое течение и не видны при осмотре.

Электронные сигареты тоже вызывают рак

— Часто, когда врачи дают рекомендации по обследованиям, они говорят: если у вас в роду не было онкологии, то вы не входите в группу риска. А в случае с лор-онкологией какие пациенты должны проходить обязательное медицинское обследование?

— Во времена Советского Союза специфика больших вредных производств (работа с горюче-смазочным материалом, мелко-силикатной пылью, химическая промышленность) требовала обязательного профосмотра. Но сегодня, к сожалению, таких жестких правил нет. Отслеживать таких пациентов стало сложно. Во-первых, многие производства стали использовать хорошую систему защиты, перешли на дистанционный режим работы. А во-вторых, очень много людей в этой сфере работает неофициально.

— Какую играет роль наследственный фактор? К примеру, при раке гортани?

— Прямое влияние наследственности при этом виде рака достоверно не прослеживается. В основном, всегда есть причины для развития этого заболевания. В 80 процентах случаев это все-таки курение. Как правило, сначала длительно существуют хронические изменения со стороны слизистой гортани и голосовых складок. Гипертрофический, гиперпластический ларингит, лейкоплакия и лейкокератоз. Именно поэтому они называются предраковыми или облигатным предраком. Вопрос времени, когда они «выстрелят». По большому счету любое хроническое воспалительное состояние, везде, где мы ожидаем увеличение кровотока и скорости «клеточной жизни», повышает вероятность возникновения рака.
Если говорить о раке носоглотки, то здесь все гораздо сложнее. До сих пор не совсем понятно, почему он возникает. Есть много теорий. К примеру, что рак полости носа изначально связан с врожденными особенностями.
Где проявится лимфома, тоже вопрос не всегда ясный. Легче всего ее заметить со стороны миндалин, так как разбухшие миндалины видны всегда.
Первичных причин по каждому виду опухоли может быть очень много. Каждые пять-десять лет происходит открытие «вау-эффекта»: к примеру, так была найдена взаимосвязь между лимфомой и вирусом Эпштейн-Барра, в результате чего был сделан вывод, что в большинстве лимфоидных заболеваний виноват герпес 6-го типа. Потом истерика стихла, и выяснилось, что нет, все-таки далеко не всегда герпес 6-го типа, и причина огромного числа случаев лимфом по-прежнему осталась неизвестной.

— Предраковое заболевание успешно лечится?

— Лейкокератоз подлежит хирургическому, радиоволновому и лазерному лечению. Если это совсем ранняя стадия, то часто достаточно местной и медикаментозной терапии, чтобы повернуть вспять запущенный процесс.

— Сколько лет было самому молодому вашему пациенту?

— 21 год. У парня диагностировали рак гортани. Но некоторые исследователи считают, что подобные случаи — это «доползшее» до своего возрастного состояния врожденное заболевание. Это опухоли, которые появились давно, тихо сидели в организме человека и никак себя не проявляли, или, к примеру, это результат существовавшего папилломатоза. Потом какой-то факт способствовал их развитию. Чаще это касается опухоли носоглотки. В случае опухоли миндалин, там не все так очевидно.

— Условно, — мужчины и женщины — к какому раку предрасположены больше?

— По моим наблюдениям, средний отдел глотки (миндалины) страдает чаще всего у женщин. А вот рак гортани встречается чаще у мужчин. Может быть, это связано с тем, что курящих мужчин больше, чем женщин. Во всяком случае так было раньше.

— Многие сегодня переходят на электронные сигареты. Они безопасны для здоровья?

— Они так же вызывают рак. Даже чаще. Потому что люди, как правило, практически не расстаются с электронными сигаретами, в итоге эндогенный процесс оказывается сильнее, чем при обычном курении.
Фото

Чудесное исцеление — это тяжелая работа

— Как много людей с онкологическим диагнозом — рак носоглотки или рак гортани — сейчас справляется с заболеванием, побеждает его?

— Сказать, что их стало больше или меньше по сравнению с предыдущими годами, нельзя. Просто позднее обращение чревато тем, что не так эффективно действует лучевая и химиотерапия. Очевидно, что чем раньше пациент приходит к врачу, тем больше у него шансов на выживание. Методов лечения с каждым годом становится больше. Сейчас относительно новый метод, который уже стал «золотым стандартом» в определенных случаях, — это моноклональная, таргетная терапия. Но, повторюсь, глобальная проблема в том, что люди поздно обращаются за медицинской помощью.

— Встречались в вашей практике случаи из разряда «чудесное исцеление»? Когда вопреки всем прогнозам человек оставался жив?

— Чудесное исцеление — это в основном результат очень длительной и тяжелой работы не только врача, но и пациента тоже. Не только мной замечено, что пациенты, которые позитивно, скажем так, относились к своей проблеме — верили в лучший исход, эмоционально не угасали — быстрее выздоравливали. Это доказанный факт. Эмоциональное состояние, мировосприятие конкретного пациента очень сильно влияет на развитие болезни.

— Вы помните, когда решили пойти в медицину?

— В старших классах. Я учился в специализированном классе с биологическим уклоном, и как-то так сформировалось убеждение, что я буду врачом.

— Почему именно оториноларингология?

— Лор-специализация на грани амбулаторного, терапевтического и хирургического лечения. Мне это более интересно, чем чистая терапия или чистая хирургия.

— Как вы справляетесь с выгоранием?

— По-моему мнению, должна быть определенная дистанция между врачом и пациентом, всегда принимать чужую боль как свою невозможно, иначе ты сам долго не протянешь. Конечно, всегда необходимо сохранять человеческое сочувствие, терпение и доброе отношение. Но это не значит, что врач обязательно должен быть многократно более чувствителен, эмпатичен к другим людям, чем кто-либо другой. Врачу, особенно онкологу, почти всегда приходится причинять пациенту боль, и если воспринимать ее как собственную, будет невозможно даже поставить диагноз. Врач в первую очередь это профессионал, и это касается не только знаний и навыков, но и специфики отношений с онкобольными — ведь многие пациенты требуют честного ответа. Хотя признаюсь, очень трудно сочетать определенную твердость, даже непреклонность, и человечность.

Поздно обнаруживается, растет быстро. Лор-онколог — о коварстве рака носоглотки и гортани

Автор:
Ирина Фигурина
специалист по связям с общественностью НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова
Оренбургский государственный университет, факультет филологии

Что вам необходимо сделать

  1. Если вы хотите узнать побольше о бесплатных возможностях ФБГУ НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Минздрава России, получить очную или заочную консультацию по диагностике и лечению, записаться на приём, ознакомьтесь с информацией на официальном сайте.
  2. Если вы хотите общаться с нами через социальные сети, обратите внимание на аккаунты в ВКонтакте, YouTube и Одноклассники.
  3. Если вам понравилась статья:
    • оставьте комментарий ниже;
    • поделитесь в социальных сетях через удобные кнопки:

Публикации по теме:

Мнение дилетанта. Активно развивается ранняя диагностика рака и таргетная терапия: см.: Молекулярно-генетические исследования в онкологии. Под ред. В.В. Омельяновского, Е.Н. Имянитова. – М. Наука, 2021. – 208 с. Внедряется персонализированный подход с использованием таргетных, иммунных препаратов, который позволяет таргетную терапию для каждого пациента на основании молекулярно-генетических особенностей опухоли. Повысить показатели эффективности ранней диагностики и таргетной терапии рака можно, в частности, на основе комплексного применения метода везикул как метода «сопутствующей диагностики» единичных типов мутаций и актуальных современных методов раннего молекулярно-генетического тестирования всего опухолевого генома. Повышение эффективности ранней диагностики и таргетной терапии достигается благодаря созданию, применению «универсального» теста ранней диагностики и таргетной терапии с предложенным диагностическим комплексом методов опухолевого генома. Требуется системный анализ процессов их совместного применения как многофакторных и многостадийных процессов и клинической практики их применения на основе технологии секвенирования нового поколения (NGS) с учетом накопления клетками и везикулами в межклеточном пространстве различных генетических изменений, приводящих к злокачественной трансформации. Хотелось бы знать о сказанном мнение Професионала. С уважением и пожеланием здоровья, творческих успехов, Борис Михайлович.

Вы пропустили