Медицинская энциклопедия г. Москвы

Можно ли делать прививки онкологическим больным — вакцинация от коронавируса при онкологии

Авг 3, 2020

Вакцинация онкопациентов против COVID-19: рекомендации Минздрава и зарубежная практика

У практикующего онколога могут возникать вопросы, как влияют рак и его лечение на безопасность и эффективность вакцинации против COVID-19, стоит ли откладывать вакцинацию из-за начатой терапии или планируемой операции. Разбираемся, что говорят об этом рекомендации и исследования.

Онкологическим пациентам во всем мире рекомендуют прививаться от COVID-19. Среди организаций, которые активно поддерживают вакцинацию, – ESMO, NCCN, ASCO, Мемориальный онкологический центр им. Слоуна – Кеттеринга. ВОЗ относит больных раком к группе населения, которой иммунизация против коронавирусной инфекции требуется в приоритетном порядке.

Необходимость вакцинации онкологических пациентов против COVID-19 обусловлена тем, что при этой инфекции у них повышена вероятность развития осложнений и смерти. Лечение рака тоже может увеличивать этот риск. Еще одна проблема – пациенты, проходящие иммуносупрессивную терапию, могут выделять жизнеспособный SARS-CoV-2 долгое время. Длительная персистенция вируса в организме способствует мутациям, что потенциально увеличивает риск появления новых его вариантов.

Как это рекомендуют делать в России

В России иммунизации онкологических пациентов против коронавирусной инфекции посвящены несколько разделов временных методических рекомендаций «Порядок проведения вакцинации взрослого населения против COVID-19», выпущенных Минздравом. На момент выхода этого документа не были проведены исследования эффективности и безопасности российских вакцин у онкологических пациентов, поэтому рекомендации основаны на мнении панели экспертов.

Онкологическим пациентам, иммунитет которых ослаблен противоопухолевой терапией, противопоказано введение живых вакцин. Ослабленные штаммы вирусов могут вызывать вакциноассоциированные заболевания.
Ни одна из зарегистрированных в России вакцин против COVID-19 не содержит вирусов, способных к размножению. Аденовирусы, входящие в состав «Гам-КОВИД-Вак», генетически изменены и не способны к репликации. Поэтому вакцину рекомендуют для использования у больных раком.

Минздрав рекомендует прививать онкологических пациентов вакциной «Гам-КОВИД-Вак» («Спутник V»). В документе перечислены несколько групп пациентов, которым вакцинация разрешена без каких-либо ограничений, помимо стандартных противопоказаний, указанных в инструкции к препарату. К ним относятся:

  • все онкологические пациенты, завершившие противоопухолевое лечение, независимо от стадии и формы болезни;
  • онкологические пациенты со стабильным уровнем лимфоцитов более 1,0×10³ кл/мкл и В-клеток более 50 на мкл;
  • больные, которые проходят длительное циклическое лекарственное лечение, при условии отсутствия гематологических токсических реакций (лимфопении, нейтропении, лейкопении). Обычно это гормональная терапия по поводу рака предстательной железы или рака молочной железы, определенные виды таргетной терапии;
  • пациенты, которые проходят иммунотерапию при условии отсутствия гематологических токсических реакций.

Что делать, если планируется операция?

Пациентов, которым показана операция по поводу злокачественной опухоли, рекомендуют прививать за 2 недели до нее или после выписки из хирургического стационара. Если операцию можно отсрочить без угрозы для здоровья пациента, то вакцинацию лучше проводить до операции.

Как быть, если пациент проходит потенциально гематотоксическое лечение?

К таким видам лечения относят большинство видов химио- и лучевой терапии. Согласно российским рекомендациям вакцинацию лучше проводить за 2 недели или более до начала такого лечения или после его завершения, а также в интервалах между курсами химиотерапии. Для получения максимального эффекта от вакцинации эксперты рекомендуют пациентам, проходящим химио- и лучевую терапию, индивидуально обсуждать с онкологом оптимальное время для введения вакцины. Врач должен определить временной интервал, когда риск развития гематологических токсических реакций минимален, а это зависит от конкретного диагноза и особенностей лечения, индивидуальной его переносимости и т. д.

Как прививать онкогематологических пациентов?

Таких пациентов лучше прививать до начала лечения, но вакцинация возможна и в процессе лечения – при стабильном уровне лимфоцитов более 1,0×10³ кл/мл и количестве В-клеток более 50 на мкл. Людям, которые перенесли алло- или аутологичную трансплантацию костного мозга или другой вариант клеточной терапии, вакцинацию после процедуры не рекомендуют проводить в течение 3 месяцев.

Как это рекомендуют делать за рубежом

Авторитетные зарубежные рекомендации не только несколько отличаются от российских, но и различаются между собой. Для начала рассмотрим некоторые документы, подготовленные неонкологическими организациями. CDC не указывают в качестве временных противопоказаний к вакцинации никакие виды лечения рака. Агентство признает, что у этой группы пациентов может не сформироваться достаточный иммунитет против SARS-CoV-2, поэтому лицам с умеренно и сильно ослабленным иммунитетом (включая онкологических пациентов) CDC рекомендует вводить дополнительные дозы вакцины при первичной вакцинации или бустерные дозы.

NIH к вопросам переноса или отсрочки вакцинации подходят более строго. В их руководстве по лечению COVID-19 перечислены следующие возможные причины для них:

  • Если возможно, вакцинацию против COVID-19 лучше завершить хотя бы за 2 недели до начала курса химиотерапии.
  • Гематоонкологическим пациентам, которые проходят интенсивную химиотерапию, вакцинацию лучше отложить до восстановления абсолютного числа нейтрофилов.
  • Реципиентам гемопоэтических стволовых клеток и CAR-T вакцинацию следует проводить спустя 3 месяца после лечения.

NCCN тоже рекомендует прививать против COVID-19 пациентов, перенесших трансплантацию костного мозга или другую клеточную терапию, спустя 3 месяца после процедуры. Однако в примечаниях авторы рекомендаций указали, что это противопоказание не является абсолютным («может быть рассмотрено»).

Еще одно возможное временное противопоказание от NCCN – интенсивное лечение онкогематологических пациентов цитотоксическими химиотерапевтическими средствами. Вакцинацию рекомендуют проводить после восстановления абсолютного числа нейтрофилов. Авторы рекомендаций делают ремарку, что этот показатель сам по себе не оказывает значительного влияния на иммунный ответ организма на вакцинацию, но является суррогатным маркером состояния иммунной системы. Они добавляют, что при лечении солидных опухолей нейтропения сохраняется недолго, поэтому этим периодом можно пренебречь.

Между вакцинацией против COVID-19 и обширными операциями NCCN рекомендует делать промежуток в несколько дней.

ESMO указывает, что в группу риска тяжелого течения COVID-19 входят не только пациенты с активным опухолевым процессом, но и люди, которые болели раком в течение последних 5 лет. В организации считают, что безопасность и эффективность вакцин против COVID-19 у онкологических пациентов со сниженным на фоне цитотоксического лечения иммунитетом потенциально могут быть такими же, как и у людей, не болеющих раком. Авторы заявления ESMO отмечают, что полученных в исследованиях данных недостаточно, чтобы твердо судить об этом, поэтому они сделали предварительные выводы на основании имеющейся информации.

Пациентам, перенесшим аллогенную трансплантацию стволовых клеток, ESMO рекомендует проводить вакцинацию спустя 6 месяцев после процедуры. Других противопоказаний авторы документа не выделяют. Они указывают, что вакцинацию лучше провести до системной терапии, однако если она уже начата, то целесообразно привить пациента, не дожидаясь ее завершения.

Кому может понадобиться дополнительная доза вакцины

Российские рекомендации не касаются вопросов ревакцинации онкологических пациентов. Соответственно, на них распространяются общие правила, прописанные в рекомендациях: ревакцинация или вакцинация после перенесенного COVID-19 рекомендуется спустя 6 месяцев после первичной вакцинации или болезни. Не содержит рекомендаций по ревакцинации и документ ESMO.

Введение дополнительной дозы вакцины против COVID-19 онкологическим пациентам рекомендуют CDC и NCCN. Это может быть добавочная первичная вакцинация (третья доза мРНК-вакцины, две дозы которой пациент уже получил) или бустерная вакцинация (дополнительная доза любой вакцины).

NCCN рекомендует дополнительную дозу вакцины против COVID-19:

  • пациентам с солидными злокачественными опухолями, которые проходили их лечение в течение года до введения первой дозы вакцины против COVID-19. Исключение – пациенты, которые получали исключительно местное лечение;
  • пациентам с впервые диагностированными солидными опухолями или их рецидивами, которые вскоре будут проходить лечение;
  • пациентам с гемобластозами, независимо от того, проводится ли терапия в настоящее время;
  • тем, кто перенес трансплантацию гемопоэтических клеток или клеточную терапию – в срок до 2 лет после лечения;
  • пациентам после аллогенной трансплантации стволовых клеток, которые проходят иммуносупрессивную терапию. В случае наличия в анамнезе реакции «трансплантат против хозяина» третья доза рекомендуется независимо от ее давности;
  • при сопутствующих состояниях, которые могут подавлять иммунитет, включая ВИЧ-инфекцию и аутоиммунные заболевания;
  • онкологическим пациентам, которые проходят иммуносупрессивную терапию по поводу других заболеваний.

Третью дозу мРНК-вакцин рекомендуют вводить через 4 недели после второй.

Какие данные об эффективности и безопасности вакцинации против COVID-19 при раке уже есть?

Авторы российских временных методических рекомендаций по вакцинации взрослых против COVID-19 подчеркивают, что теоретически предпосылок для повышения риска поствакцинальных реакций в этой группе нет, однако в определенных случаях эффективность вакцинации может быть снижена. На практике эти предположения должны быть проверены в ближайшее время. Исследования эффективности и безопасности вакцины «Гам-КОВИД-Вак» у онкологических пациентов должны быть проведены до конца 2021 года, сообщил Денис Логунов, заместитель директора по научной работе НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи.

Обратимся к данным некоторых зарубежных исследований. Одна из крупнейших на сегодня работ была опубликована в Annals of Oncology. Ее авторы проанализировали информацию о 1503 пациентах, которые были привиты против COVID-19 в онкологическом центре французского Центра Леона Берара зимой и весной 2021 года. Иммунизацию проводили вакцинами производства Pfizer/BioNTec, Moderna или AstraZeneca, 72,6 % получили две дозы, 27,4 % – одну. Все участники исследования проходили активное лечение солидных опухолей (80 %) или гемобластозов (20 %).

За участниками исследования наблюдали в среднем 44 дня. За это время у 24 из них развилась симптомная форма COVID-19, подтвержденная ПЦР-тестом. Болезнь была диагностирована у 0,4 % пациентов, получивших две дозы вакцины, и у 5 %, привитых одной дозой, 3 пациента умерли. За 2 месяца после вакцинации риск смерти от любых причин у людей, привитых двумя дозами, был ниже, чем у тех, кто получил только одну.

Читайте также:  Рак легких - прогноз выживаемости информация 2021 года онкология легкого 3 стадия симптомы сколько

Может ли оценка количества антител к SARS-CoV-2 в крови дать информацию о защищенности пациента от COVID-19 после вакцинации? Это спорный вопрос. Согласно российским рекомендациям она дает понимание «напряженности протективного иммунитета». В руководстве CDC указано, что проводить тесты на антитела для проверки иммунитета не следует. Этой позиции придерживается и NCCN, поскольку корреляция между титрами антител и иммунитетом против SARS-CoV-2 не определена.

Ряд исследований был посвящен иммуногенности вакцин против COVID-19 у раковых пациентов. Авторы работы, опубликованной в Cancer Cell, выявили сероконверсию у 94 % из 200 привитых больных. Антитела появлялись у 98 % пациентов с солидными опухолями и у 85 % – с гемобластозами. Ученые обнаружили их у 73 % людей, перенесших трансплантацию стволовых клеток, и у 70 % – на фоне лечения анти-CD20-моноклональными антителами. Другие исследования также подтвердили, что при гемобластозах вероятность отсутствия антител к SARS-CoV-2 после вакцинации относительно высока.

Авторы исследования, недавно появившегося в Lancet Oncology, оценили выработку антител к SARS-CoV-2 у 791 пациента после введения вакцины от Moderna на фоне различных видов лечения рака. Антитела обнаружены у 99 % участников, проходивших иммунотерапию, у 97 % – химиотерапию, у 100 % – химио- и иммунотерапию при солидных опухолях.

Данные ряда исследований свидетельствуют, что, по всей видимости, вакцины против COVID-19 безопасны при их использовании у онкологических пациентов. Риск побочных реакций у больных раком, проходивших лечение, был не выше, чем в общей популяции.

Таким образом, практически все положения российских рекомендаций, касающиеся сроков вакцинации онкологических пациентов против COVID-19, имеют «аналоги» в каком-либо из зарубежных документов. Однако в последних можно найти более конкретные рекомендации по поводу введения третьей дозы вакцины.

К настоящему времени доступны данные ряда исследований применения зарубежных вакцин против COVID-19 у онкологических пациентов. По всей видимости, эффективность и безопасность вакцин в этой группе высока, однако авторы перечисленных выше рекомендаций указывают, что научных данных все еще мало. С завершением более крупных исследований и появлением новых данных рекомендации могут меняться.

COVID-19 и онкология: что нужно знать больным раком и их близким

Владимир Смирнов/ТАСС

Статистика заболеваемости коронавирусом и смертей от него в России снова ежедневно бьет антирекорды. По данным на 20 октября, за последние сутки в стране заразились 34 тыс. человек. Общее число случаев COVID-19 с начала пандемии уже превышает 8 млн. Во многих регионах власти вновь ужесточают санитарные ограничения, отправляя россиян на вынужденную самоизоляцию и вводя систему QR-кодов для посетителей общественных мест. Койки даже в главных клиниках страны, включая московский НИИ им. Склифосовского, заполнены.

Одна из групп населения, которой в этих условиях приходится особенно нелегко — онкологические больные.

«Люди с онкологическими заболеваниями — это уязвимая категория граждан. И их нужно стараться защитить от всего. Как одуванчик. У них и так масса неприятностей в организме случилась. И сама болезнь, и лекарства, которые мы им вводим, не добавляют крепкого самочувствия», — констатирует врач-онколог, старший научный сотрудник отделения биотерапии опухолей НМИЦ им. Н.Н. Блохина Игорь Самойленко.

В рамках проекта портала стопкоронавирус.рф «Остановим пандемию вместе» мы провели с Игорем Самойленко большой прямой эфир и обсудили с ним все самое важное, что нужно знать онкопациентам и их близким в период пандемии. Мероприятие состоялось при поддержке Минздрава России.

Рак из-за вакцины – это миф

«Думать можно все, что угодно, но никаких данных пока на этот счет нет. С вакциной против COVID-19 и любой другой. Нет никаких оснований считать, что какая-то из вакцин вызывает злокачественные опухоли», — уверен Игорь Самойленко.

То же самое касается мифа о том, что вакцина изменяет ДНК человека. «Ваша ДНК ежедневно меняется сама по себе. Это процесс, который начинается с рождения и не останавливается на протяжении всей жизни. Собственно, так возникают опухоли, так возникает много чего. Это процесс, который идет без всякой связи с вакцинацией», — объясняет Игорь Самойленко.

По словам врача, кто-то может связывать рак и вакцинацию потому, что на момент прививки страшный диагноз еще не был известен пациенту. Однако это не значит, что болезнь уже тогда не скрывалась в организме.

«Вне зависимости от того, какой тип вакцины против коронавируса вы используете, этот спектр вакцин широко распространен по всему миру. И нет, он не делает людей хуже или лучше, не повышает их рисков каких-то. Связанных с опухолью, во всяком случае, точно», — заверил специалист, подчеркнув, что даже зарегистрированные случаи тромбоза после вакцины AstraZeneca относятся к препарату конкретного производителя, но не к векторным вакцинам в целом.

Валерий Матыцин/ТАСС

Онкобольные чаще умирают от COVID-19

Обобщенные данные по некоторым европейским центрам, которые в сентябре были представлены во время онкологического конгресса ESMO, к сожалению, свидетельствуют о том, что пациенты с онкологией, как правило, переносят коронавирус тяжело и чаще из-за него умирают.

«Болезнь протекает по-разному. Бывают люди, которые переносят бессимптомно, как и другие, те, кто не болеют злокачественными опухолями. Около 20% больных, у которых есть активное злокачественное образование, болеют тяжело. Это намного больший процент, чем среди людей, которые таких болезней не имеют. В целом пациенты с онкологическими заболеваниями умирают от ковида чаще, чем здоровые люди. Это правда», — рассказывает Игорь Самойленко.

Как все, пациенты с онкологией могут надеяться на удачу и верить, что они не пополнят пугающую статистику тяжелых и летальных случаев заболевания коронавирусом. Могут ограничиться строгой изоляцией или жизнью в защитном костюме. Однако лучшим вариантом индивидуальной защиты остается вакцинация.

«Вакцина – это в первую очередь индивидуальная защита. В отличие от маски, которая защищает людей от ваших выдохов. Коллективная она только тогда, когда вас много и все вы привиты», — отмечает Игорь Самойленко.

Перед началом интенсивной терапии нужно вакцинироваться

Идею прививать от ковида людей с онкологическими заболеваниями, у которых и так ослаблен иммунитет, врач считает очень правильной. Если такой человек заболевает коронавирусом, он не получает лекарств, которые ему нужны и лечение онкологического заболевания фактически останавливается. Свою роль играют и необходимость изолировать такого пациента, и невозможность продолжать терапию, пока не будет вылечена инфекция, будь то COVID-19 или грипп.

«На самом деле, если это касается не ковида, а других вакцин, общая рекомендация – пациенты должны быть привиты от гриппа, от пневмококка и так далее. Это общая история, потому что инфекции могут протекать тяжелее», — рассказывает Игорь Самойленко.

Пройти вакцинацию пациенты могут в любой момент до того, как они попадают в стационар. «В стационаре мы не вакцинируем. Там мы заняты другим делом. Если человек придет и сделает за неделю до операции вакцинацию – нет проблем. Он будет еще не защищен, но он будет защищен через месяц, через полтора, когда он получит свою вторую дозу и выработается достаточное количество антител», — объясняет врач.

Конечно, при таких сжатых сроках первое время, пока иммунитет еще не сформирован, такой пациент по-прежнему будет оставаться беззащитным перед инфекцией. Однако в отличие от тех, кто решил не прививаться, это будет лишь временно.

Стоит также учитывать, что согласно британским исследованиям, пациентам с онкологическими заболеваниями сложнее сформировать антитела на вакцину.

Дмитрий Рогулин/ТАСС

«Им обязательно нужна вторая доза. И даже после второй дозы они не достигают тех целевых показателей, которые бывают у здоровых людей. Во всяком случае, не все. Поэтому эффективность может быть понижена», — рассказывает Игорь Самойленко.

Из-за этого для пациентов с онкозаболеваниями оказывается немного сужен перечень вакцин, которыми они могут воспользоваться. Высока вероятность, что однокомпонентной вакцины им будет недостаточно. Однако это единственное ограничение.

«На самом деле предпочтений по вакцинам особых нет. Если вы спросите меня, я ориентируюсь на те, которые лучше всего опубликованы. Для меня это важно – иметь опубликованные доказательства эффективности. Поэтому я рекомендовал бы делать любую, которая доступна сегодня. Если бы это был мой пациент, наверное, я бы выбрал векторную вакцину все-таки», — отметил Игорь Самойленко.

Вакцина не «убивает иммунитет»

Мнение, что вакцинация повышает риск заболеть – еще один из многих популярных мифов.

«Вакцинация не убивает иммунитет. Как правило, люди, которые получили вакцину, формируют антитела против того, от чего они вакцинированы. Шансы заболеть другими болезнями после вакцины не повышаются», — уверен врач.

Читайте также:  Симптомы и диагностика рака легких симптомы онкологии легких у мужчин на ранней стадии.

Он отметил, что концентрация некоторых видов клеток в крови снижается после химиотерапии или специальном облучении всего тела при лечении рака. Это действительно приводит к тому, что у человека страдают определенные виды иммунной защиты и повышается риск заболеть некоторыми видами инфекционных заболеваний, включая коронавирус. Однако у вакцины такого механизма воздействия нет.

«Вакцинация делается для того, чтобы сформировать определенный пул защитных клеток («клеток памяти» в том числе), вырабатывающих антитела – специальные маленькие белковые молекулы, которые будут нейтрализовать то, против чего они обучены», — напомнил Игорь Самойленко.

Даже если человек с онкозаболеванием не заболел ковидом, врач советует его семье привиться. Ведь такие пациенты чаще проводят время именно с людьми из близкого круга и именно те, кто в него входят, в основном и становятся источником заражения.

«Если вы защищены, то и ваш заболевший онкологическим заболеванием родственник тоже будет лучше защищен», — констатирует специалист.

Полную запись интервью с врачом, а также беседы с другими специалистами можно найти на Youtube-канале стопкоронавирус.рф.

Глава Центра Рогачева развенчала мифы о вакцинации

Некоторые слухи о нежелательных последствиях вакцинации, в том числе о побочных эффектах прививок от COVID-19, звучат по-настоящему пугающе. «Вакцина вызывает рак», «вакцина изменяет ДНК клеток», «из-за вакцины мутируют клетки крови»… Подобные заявления останавливают многих, кто еще не принял окончательное решение привиться от коронавируса.

Однако врачи успокаивают: все это не более чем спекуляции малограмотных людей, которые передают из уст в уста ложную информацию.

«Никак вакцина в принципе не может вызвать развитие рака. По крайней мере врачи в нашем центре, детские онкологи, изучив эту проблему, с полной уверенностью считают, что этого быть в принципе не может», — говорит порталу стопкоронавирус.рф Галина Новичкова, генеральный директор Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии​, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева.

Существует ли вообще связь между вирусами и раком?

В мире в принципе есть только один вид рака, который доказано ассоциирован с вирусом (но не с вакциной от него!). Это вирус папилломатоза, который может вызывать рак шейки матки. Именно ради профилактики этого заболевания маленьких девочек обязательно вакцинируют от этого вируса.

С вызывающими респираторные заболевания аденовирусами, на платформе которых сейчас разрабатывают вакцины от COVID-19, ни один вид рака не связан.

«Мы перерыли всю литературу, весь PubMed (международная база медицинской литературы. — Прим. ред.), международные издательства разные. Искали всякие сочетания, искали, может ли аденовирус быть ассоциирован с раком. Ничего мы такого близко не нашли. Никто об этом не пишет», — уверяет Галина Новичкова.

Главный врач Центра детской онкологии имени Дмитрия Рогачева Галина Новичкова и президент РФ Владимир Путин
Михаил Климентьев/ТАСС

Почему вакцина не может вызвать мутации клеток

Врач даже теоретически не представляет, как вакцина, пусть и векторного типа (как российский «Спутник V» и западная AstraZeneca), может вызывать онкологию или мутации клеток. Ведь вакцина направлена на выработку антител, а лимфоциты, которые сталкиваются с лишенным возможности размножаться аденовирусом, погибают.

«Лимфоциты вообще короткоживущие клетки. Они живут около трех недель. Они все погибают, — объясняет Галина Новичкова. — Система макрофагов рассасывает остатки клеток, остатки всего, что в них есть. И вируса в том числе. Поедает все это, утилизирует. Остаются только антитела».

То же самое происходит и в случае с вакцинами иного типа, которые по-другому «знакомят» организм с вирусом. Основной принцип прививок остается неизменным: заранее научить иммунную систему вырабатывать антитела к вирусу определенного типа, чтобы потом, когда в организме появится настоящий вирус, блокировать его размножение и не дать развиться заболеванию.

Ревакцинация — это нормально

Да, антитела к COVID-19 не остаются в организме навечно. Со временем, иногда довольно быстро, их значение падает, и становится необходима ревакцинация. Но точно так же ревакцинация требуется и для защиты, например, от вируса кори.

«Любая вакцина и любая вирусная инфекция приводят к тому, что вырабатываются клетки памяти, антитела, которые способны блокировать характерный вирус. Болел человек вирусом кори, например, и мы знаем, что иммунная система 15–20 лет работает, но потом тоже прекращает. Поэтому сейчас взрослых очень многих ревакцинируют», – рассказывает Галина Новичкова.

Так, в Центре им. Дмитрия Рогачева на антитела, в том числе к кори, проверяют всех новых сотрудников. Без иммунитета их просто не допускают до работы с детьми, чей иммунитет серьезно ослаблен после химиотерапии.

Вакцинация детей от COVID-19 необходима

По этой же причине Галина Новичкова выступает за вакцинацию от COVID-19 самих детей, которые перенесли рак.

«Всех детей нужно прививать. Я понимаю, что люди боятся, что дети мало болеют. Сейчас этот индийский вирус очень бурно размножается, и стали болеть дети. Я знаю, что сейчас подростки тяжело болеют, — говорит врач. — Нужно начинать со старшей возрастной группы. На Западе сейчас с 12 лет начали прививать. У детей, которые перенесли рак, вероятность заболеть тяжелой инфекцией выше. И это одна из первых групп, которую мы бы хотели, чтобы вакцинировали».

Делать прививку во время химиотерапии бессмысленно: в этот период от нее не будет никакого толку, так как антитела будут просто сразу же уничтожены. Но когда курс «химии» пройден и спустя полгода иммунная система более-менее восстановится, вакцинироваться нужно обязательно.

На текущий момент детям не делают прививки от коронавируса, поскольку ни одна из нынешних вакцин не была одобрена для этой категории населения, исследования в этой области еще продолжаются. Тем не менее в конце июня Всемирная организация здравоохранения впервые признала, что детей и подростков можно вакцинировать, однако делать это стоит « в менее срочном порядке, чем пожилых людей, людей с хроническими заболеваниями и медицинских работников » .

Ответственность взрослых за здоровье детей

Пока в России к широкой вакцинации детей только готовятся, однако защитить их от агрессивного вируса можно и косвенно. Способ для этого один: привить как можно быстрее взрослых.

«Я не думаю, что есть сейчас человек, у кого знакомый либо родственник тяжело не переболел или не умер. Причем молодые люди умирают, остаются инвалидами, — констатирует Галина Новичкова. — Но жалко всех. Хочется, чтобы и немолодые люди жили столько, сколько им судьба отвела, и жили качественно. А приходится многим переболевшим жить потом некачественно, а постоянно проводить какие-то реабилитационные мероприятия. Тяжело дышать, тяжело ходить, у них разные сосудистые нарушения, головные боли, нарушения свертываемости крови. Много проблем».

Важно, чтобы вакцинация была массовой и единовременной. Только тогда есть шанс, что вирус не мутирует настолько, что научится обходить защиту, созданную прививкой. А ведь он уже пытается это сделать. Обществу нужно успеть выработать коллективный иммунитет, пока вакцина еще эффективна против любых разновидностей COVID-19. Так и только так можно остановить эпидемию.

Онколог Пироговского Центра дал интервью «Комсомольской правде» на тему COVID-19 у больных раком и его профилактики

В Международный день борьбы с раком в «Комсомольской правде» вышли два интервью с заместителем главного врача стационара по онкологии, д.м.н. Владиславом Саржевским об особенностях течения вирусных инфекций, в том числе COVID-19, у больных раком, а также о целесообразности вакцинации.

Владислав Олегович рассказал в интервью об иммунотерапии злокачественных новообразований, факторах риска появления онкозаболеваний и дал рекомендации по их снижению.

Владислав Саржевский

Врач-онколог рассказал, стоит ли прививаться от коронавируса больным раком

4 февраля отмечается всемирный день борьбы с раком

Для онкологических пациентов риск тяжелого течения коронавирусной инфекции и летального исхода примерно в 2 раза выше, чем для обычных людей. О том, можно ли и нужно ли прививаться от ковида тем, кто борется с онкологией, и какие здесь есть нюансы, «Комсомолке» рассказал заместитель главного врача по онкологии Пироговского центра, врач-онколог и гематолог, доктор медицинских наук Владислав Саржевский.

Исследований нет, остается поверить экспертам

— Современная медицина строится на тех доказательствах, которые получены в процессе клинических исследований. К сожалению, пока нет исследований, которые могли бы давать рекомендации относительно вакцинации от COVID-19 для онкологических пациентов. Здесь можно говорить только о мнении экспертов, а этот уровень имеет самую низкую доказательность, — говорит Владислав Саржевский. — Однако, исходя из цифр тяжелых осложнений и смертности от ковида у пациентов с онкологией (а они в 2 раза выше, чем в основной популяции), — вакцинация нужна.

Пока что не решены две проблемы, связанные с вакцинацией от коронавируса больных раком. Первая проблема — это эффективность применяемой сейчас вакцины от коронавирусной инфекции, а вторая — ее безопасность.

— Если говорить об эффективности, то у большинства онкологических пациентов, особенно у тех, которые получают химиотерапию, снижено количество так называемых плазматических клеток. А это клетки иммунной системы, которые вырабатывают антитела, в том числе к COVID-19. Угнетение кроветворения, которое связано как с химиотерапией, так и с опухолью, снижает вероятность того, что будет выработано достаточное количество антител после прививки. Если «Спутник V» приводит к выработке антител у 90 % здоровых людей, то существует вероятность, что у пациентов с онкологическими заболеваниями эта цифра будет ниже, — говорит Владислав Саржевский.

Читайте также:  Как улучшить обмен веществ в организме что делать чтобы наладить метаболизм продукты нормализующие

Вторым идет вопрос безопасности. Теоретически вакцинация может ослабить иммунную систему онкологических пациентов, считает эксперт.

— Первейшая задача для иммунной системы онкологического больного — это борьба с раком. Соответственно, если вакцина ослабляет иммунную систему онкологического пациента, то можно в теории ожидать прогресса опухоли. Это предположения, доказательств нет, но результаты мы увидим, когда будут проведены соответствующие исследования.

— Но может, есть люди, которым стоит рассмотреть возможность привиться, учитывая опасность сочетания рака и ковида?

— «Рак» — это очень широкое понятие. Есть онкологические пациенты, которые прошли лечение несколько лет назад и заболевание сейчас в ремиссии. А значит, пациент не проходит химиотерапию, его иммунную систему не ослабляет растущая опухоль. Таким пациентам вакцинация не навредит. И такой группе пациентов можно посоветовать идти в поликлинику и делать прививку, проконсультировавшись со своим врачом.

Вторая группа пациентов — те, кто нуждается сейчас в противоопухолевом лечении. Проведение противоопухолевого лечения (химиотерапия, лучевая терапия, операция) может значимо ослабить иммунную систему. С одной стороны в этой ситуации существует вероятность более тяжелого течения вирусной инфекции, а с другой — можем столкнуться с низкой эффективностью и неизвестным профилем безопасности вакцинации. В любом случае, на мой взгляд, стоит рассматривать таких пациентов как кандидатов на вакцинацию, тщательно оценивая соотношение потенциальной пользы и возможные риски. Важно помнить, что решение здесь должно приниматься вместе с врачом и индивидуально.

— Для кого степень риска наиболее высока?

— Есть группа онкогематологических заболеваний, где злокачественная клетка может развиваться в костном мозге, там, где как раз и формируется иммунная система. Это группа больных, у которых самая высокая летальность от коронавирусной инфекции. И с этими пациентами высока вероятность того, что вакцинация просто не даст того эффекта, к которому она призвана, не будет выработки достаточного уровня антител. Но и здесь решение о том, проходить ли вакцинацию, должно приниматься индивидуально в тандеме с лечащим врачом. Быть может, стоит подождать, если пациент в состоянии соблюдать длительную изоляцию и не нуждается в визитах к врачу. А быть может, как раз предстоит серьезный этап лечения, и ранее у пациента не было проблем с вакцинацией. Тогда, возможно, стоит рассмотреть вариант привиться от коронавируса.

Оксана Нараленкова

Врач-онколог рассказал, когда вирус особенно опасен, а когда — помогает вылечить рак

«Комсомолка» поговорила с сотрудником Пироговского центра

Накануне всемирного дня борьбы с раком, который отмечается 4 февраля, о вирусе на службе у медицины и об опасностях сочетания онкологии и COVID-19 «Комсомолка» поговорила с заместителем главного врача по онкологии Пироговского центра, врачом-онкологом и гематологом, доктором медицинских наук Владиславом Саржевским .

Наиболее высокая летальность от ковид — среди пациентов, страдающими злокачественными новообразованиями системы кроветворения

— Онкогематологические заболевания изначально начинаются либо в костном мозге, а именно там развиваются клетки, большинство из которых отвечают за правильную работу иммунной системы, либо опухоль у онкогематологических пациентов может начинаться в лимфатических узлах, в которых тоже происходят значимые процессы, ответственные за иммунитет. Именно поэтому такие злокачественные опухоли наиболее опасны ввиду значимого приобретенного дефекта иммунной системы, что и предполагает более тяжелое течение любой вирусной инфекции, в том числе и COVID-19. В ряде случаев вирусы настолько опасны для этих пациентов, что могут привести к фатальным осложнениям, — говорит Владислав Саржевский.

— Не так давно «Комсомолка» писала об онкологическом пациенте, состояние которого улучшилось после того, как он переболел ковидом. Заговорили даже о том, что, мол, коронавирус может помочь в борьбе с раком.

— Заболевание коронавирусной инфекцией не способствует излечению от злокачественной опухоли. Это абсолютно точно. В этом случае можно предположить токсичное воздействие вируса на костный мозг. Одна из моих пациенток, которая страдает заболеванием «истинная полицитемия», эта болезнь характеризуется повышенным количеством эритроцитов, также как в ряде случае, и лейкоцитов, и тромбоцитов в крови. Мы как гематологи даем таким пациентам препараты, которые снижают уровень этих показателей. Так вот, в тот период, когда пациентка заболела коронавирусной инфекцией, высокий уровень гемоглобина, тромбоцитов и лейкоцитов исчез. То есть вирус, в том числе поражая костный мозг, приводит у таких пациентов к снижению негативных показателей на определенном этапе, но это не излечение, а результат токсического воздействия. Когда у этой пациентки коронавирус ушел из организма, показатели крови снова начали расти.

Чудеса медицины: как вирус помогает лечить онкологию

Действительно, определенные вирусы могут использоваться наукой и медициной во благо. Есть некоторые методы лечения рака, при которых вирусы используются как дополнительное средство воздействия на опухоль, поясняет эксперт.

— Сейчас очень много говорят об иммунотерапии злокачественных новообразований. В научном сообществе обсуждаются методы, которые бы позволили улучшить ее эффективность, — рассказывает Владислав Саржевский. — Здесь работа идет, в том числе, над такими нестандартными методами, как инфицирование опухоли вирусом. Это направление в науке получило название «онколитическая виротерапия». При помощи вируса в опухоли вызывается воспаление, что повышает ее восприимчивость к иммунотерапии. Но это еще только эксперимент.

Есть и апробированный метод лечения рака, в котором используются вирусы. Это CAR-T терапия. Этот метод лечения зарегистрирован и работает в Европе и США, у нас он пока используется в рамках клинических исследований у детей с онкогематологическими заболеваниями.

— CAR-T терапия используется для того, чтобы спасать онкологических пациентов, для которых оказались не эффективны все предыдущие методы лечения. На первом этапе кровь разделяют на компоненты и получают определённое количество нормальных лимфоцитов. Далее в полученную клетку вводят векторы вирусов (инструменты, которые используются для того, чтобы доставить нужный генетический материал в клетки, — прим. ред.). Эти векторы позволяют настроить лимфоцит человека на борьбу с опухолью. Перестроенный таким образом лимфоцит вновь возвращают пациенту и эта новая CAR-T клетка ведет целенаправленную борьбу с опухолью, — говорит Владислав Саржевский.

Доживем ли мы «до своего» рака?

Чем дольше мы живем, тем выше вероятность заболеть раком. Чем старше человек, тем слабее его иммунная система и выше вероятность, что какая-то из клеток, которая встала на путь опухолевой мутации, не будет распознана иммунной системой, не будет уничтожена и сможет развиваться дальше.

— Может ли каждый человек дожить до своего рака в глубокой старости? Такая вероятность существует, но не надо забывать о том, что по статистике большинство людей в мире умирают от сердечно-сосудистых заболеваний. Онкология — на втором месте в печальной тройке лидеров по смертности. На третьем — инфекционные заболевания, — напоминает Владислав Саржевский.

Правила безопасности: нет алкоголю и ожирению

— Не заболеть раком помогут самые тривиальные рекомендации, но они же и самые эффективные и доступные любому человеку, — считает врач-онколог. — Иммунную систему лучше всего поддерживает здоровый образ жизни и здоровое питание. Люди, которые ведут активный образ жизни, кто не нагружают себя тяжелой пищей и алкоголем, имеют более сильную иммунную систему, а соответственно у них ниже вероятность заболеть раком. Классический пример, рак молочной железы. Это самая распространенная злокачественная опухоль у женщин. Здесь четко известны факторы риска: это алкоголь и ожирение. Если жить таким образом, чтобы давать своей иммунной системе быть более здоровой, то мы значительно снижаем риск этого заболевания.

Особое внимание: онкопациенты в ковид могут дольше носить в себе коронавирус

  • правильно носить и регулярно менять индивидуальные средства защиты;
  • соблюдать социальную дистанцию.

© 2022 ФГБУ «НМХЦ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России. Использование материалов сайта полностью или частично без письменного разрешения строго запрещено.

105203 г. Москва, ул. Нижняя Первомайская, д. 70 (схема проезда).
Единый телефон контакт-центра: (доп. номер +7 495 174-77-50).
Факс: +7 499 463-65-30.
Карта сайта

    — круглосуточно. — понедельник-пятница, с 08:00 до 21:00; суббота, с 09:00 до 18:00; воскресенье, с 09:00 до 18:00.

В летний период: понедельник-пятница, с 08:00 до 21:00; суббота, с 09:00 до 18:00; воскресенье, с 09:00 до 15:00.

В летний период: понедельник-пятница, с 08:00 до 21:00; суббота, с 09:00 до 18:00; воскресенье, с 09:00 до 15:00.

Вы пропустили