Медицинская энциклопедия г. Москвы

Центр протонной терапии в Санкт-Петербурге протонная терапия при онкологии в москве по омс.

Фев 15, 2022

Центр протонной терапии в Санкт-Петербурге работает с 2017 года на базе онкологической клиники Медицинского Института им. Березина Сергея. Центр построен на базе системы ProBeam американской компании Varian. Данный комплекс протонно-лучевой терапии позволяет больных с раком любой локализации. Главное условие — чувствительность клеток новообразования к действию ионизирующего излучения. Наилучшие результаты достигаются при облучении:

  • опухолевых очагов в области головы и шеи, в том числе тех, которые расположены в непосредственной близости от крупных сосудов и центров, управляющих основными жизненными функциями;
  • рака предстательной железы, образований в печени, легких и пищеводе;
  • всех видов лимфом, включая устойчивые к действию химиопрепаратов.

Стоимость лечения

Ценообразование зависит от типа процедуры. Стоимость дистанционной протонно-лучевой терапии без гиперфракционирования складывается из цены самого лечения и стоимости подготовительных процедур. При облучении в режиме гиперфракционирования затраты, а в результате и стоимость выше. При лечении простаты ценообразование также отличается.

Цена может показаться высокой, но МИБС предлагает существенно более низкие цены, чем в зарубежных центрах.

  • Затраты на строительство специализированных помещений и приобретение дорогостоящего оборудования, монтаж системы и ее обслуживание обуславливают высокую стоимость протонной терапии по всему миру.
  • При этом в Санкт-Петербурге расценки на несколько порядков меньше, чем в Германии, Чехии, Японии, США и других странах, использующих данный метод в схемах лечения злокачественных опухолей. Так, например, даже при трудозатратном и технически сложном облучении злокачественных новообразований у детей, цены на протонную терапию в Санкт-Петербурге в 4 раза ниже, чем за границей.
  • На стоимость процедуры также влияет тип, форма и местоположение раковой опухоли, другие объективные факторы.

Для больных раком детей в Москве и Санкт-Петербурге действует программа квот, позволяющая пройти курс протонно-лучевой терапиии в центре МИБС. Для получения квоты необходимо обратиться за направлением по месту лечения. Применение данной технологии особенно востребованно в случае лечения детей, так как позволяет минимизировать радиационное воздействие на растущий организм, чтобы избежать патологий и осложенний.

Консультации по телефону:

консультация по телефону

Адрес: 197350 , Санкт-Петербург , ул. Глухарская, д. 16, корп. 2 , Центр протонной терапии Медицинского института Березина Сергея .

Подготовка к лечению

Облучение с помощью системы протонно-лучевой терапии проводится после планирования, на которое уходит около недели. Конкретное количество времени, затрачиваемое на разработку плана, зависит от особенностей заболевания и пациента.

Планирование осуществляется с помощью специального программного обеспечения по результатам предварительного диагностического сканирования проблемной зоны.

Продолжительность сеанса и курса терапии

Установка протонной терапии в Санкт-Петербурге

Общая длительность курса лечения — от одного месяца до семи недель. Облучение осуществляется в положении лежа. Сеансы длительностью 15–30 минут проводятся ежедневно в течение 5 дней с последующим двухдневным перерывом на отдых и восстановление. При необходимости, врач может менять стандартную схему.

Из-за отсутствия серьезных побочных эффектов больные не нуждаются в обязательной госпитализации. Поэтому в большинстве случаев лечение проходит в амбулаторном режиме или в условиях дневного стационара.

Особенности и преимущества центра протонной терапии МИБС

Благодаря продуманной планировке и обустройству, в лечебном комплексе обеспечивается уровень комфорта, соответствующий самым высоким международным стандартам.

Иногородние больные размещаются в гостинице или в стационаре. Курортная инфраструктура и благоприятная экология положительно сказываются на их состоянии и настроении.

К другим преимуществам протонной терапии в Санкт-Петербурге следует отнести высокую эффективность лечения, обеспечиваемую за счет:

  • использования программно-аппаратных инноваций, повышающих точность облучения и еще более уменьшающих лучевую нагрузку на здоровые ткани;
  • высокой квалификации и большого практического опыта специалистов.

Созданный в Санкт-Петербурге центр протонно-лучевой терапии по своему оснащению и возможностям аналогичен центру, интегрированному в структуру техасского медуниверситета им. Андерсона.

Проект системы ProBeam

В том числе, здесь смонтирована инновационная высокотехнологичная система Pro-Beam производства американской компании Varian Medical Systems. Оборудование этой марки используется для лечения различных видов рака в ведущих профильных лечебных учреждениях США, Европы и Японии.

Новый центр протонной лучевой терапии в СПб построен на базе МИБС (Медицинского института Березина Сергея) и рассчитан на прием от 800 до 1000 пациентов ежегодно. Помимо платного обследования, здесь планируется проведение бесплатного или частично оплачиваемого лечения онкобольных с привлечением средств из городского бюджета. В том числе, начиная с 2018 года , все больные раком дети из Санкт-Петербурга будут проходить курс ПЛТ на бесплатной основе по программе ОМС.

Установка центра протонной терапии в Санкт-Петербурге оборудована высокочастотным сверхпроводящим ускорителем последнего поколения, в котором протоны разгоняются до нужной скорости. Поток частиц из излучателя попадает в протонопровод, где с помощью специальных приспособлений (поворотных магнитов, линз и др.) обеспечивается его фокусировка и корректируются параметры.

Протонный ускоритель Beam line

Аппаратный комплекс поддерживает внедрение новых технологий, таких как, например, недавно анонсированная специалистами Varian возможность синхронизации работы системы с движениями мишени за счет повторного точечного сканирования. Такой подход позволяет не промахиваться при облучении очагов, меняющих свои пространственные координаты в процессе дыхания или по иной причине.

Единственным минусом установок этого типа является необходимость возведения массивной, сложно устроенной и дорогостоящей подземной конструкции, что требует больших вложений и негативно отражается на стоимости процедуры.

«Очень не хочется скатываться до «схематоза»

Фото: Наталья Березина

В сентябре 2019 года Минздрав РФ включил в перечень ВМП, не погруженной в базовую программу ОМС, протонную терапию, зарезервировав в бюджете ближайших трех лет по 5 млрд рублей на использование метода. Утвержденный тариф – 2,5 млн рублей – позволит ежегодно пролечивать за государственный счет 2 тысячи пациентов. Долгожданное регуляторное решение пришлось аккурат к официальному открытию Федерального высокотехнологичного центра медицинской радиологии (ФВЦМР) ФМБА России в Димитровграде. Полутора годами ранее, в феврале 2018‑го, в Санкт-Петербурге заработал авторский проект Аркадия Столпнера – протонный центр МИБС, получивший первые заказы на лечение от города и благотворителей. Предприниматель рассказал Vademecum, на что он надеялся, создавая протонный центр, и что получил вместе с госфинансированием.

Планы по созданию в России суперклиники, имеющей в арсенале передовые методики медицинской радиологии и технологии ядерной медицины одновременно, были сверстаны еще в середине 2000 ‑ х. Так родился проект первого в стране и одного из крупнейших в Европе центра протонной терапии в Димитровграде. Растянувшееся на десятилетие строительство и оснащение ФВЦМР, рассчитанного на лечение 1 200 пациентов в год, обошлось почти в 20 млрд бюджетных рублей. Обогнавший государственного колосса частный проект стоил инвесторам 7,5 млрд. За прошедшие с момента открытия два с лишним года лечение в протонном центре МИБС за счет регионов и благотворительных организаций получили более 700 пациентов, тогда как потребность в протонной терапии в России только среди детей с онкологическими заболеваниями, по оценкам экспертов, варьируется от 500 до 2 тысяч курсов лечения в год.

Основатель МИБС Аркадий Столпнер объяснил Vademecum, при каких условиях участие бизнеса в развитии сегмента протонной терапии будет эффективным.

«НИКТО НЕ ПРЕДПОЛАГАЛ, ЧТО ЧАСТНИКИ БУДУТ ОКАЗЫВАТЬ ВМП»

– Можете подробнее рассказать, как запускался питерский протонный центр?

– Мы сами его проектировали и даже получили архитектурную премию за проект – «Золотую капитель». Сами его строили и даже были вынуждены открыть собственную строительную компанию, потому что качество и скорость сторонних подрядчиков нас совершенно не устраивали. И, конечно, с точки зрения клинической подготовки мы очень основательно подошли к делу, начав обучение персонала за два года до планируемого старта. Возили наших сотрудников на стажировки в лучшие протонные центры по всему миру – в Европу, Америку, Японию. Это были совсем не кратковременные визиты, наши ребята готовились серьезно, месяцами там пропадали.

Перед самым клиническим стартом мы заключили контракт с одним из лучших в мире протонных центров – в университете Пенсильвании. Они должны были приехать к нам в конце 2017 года, но что ‑ то у них не сложилось, и мы специально под их визит сдвинули на пару месяцев дату нашего старта. К их приезду мы подготовили более двадцати пациентов с различными онкологическими заболеваниями – как взрослых, так и детей. Вместе с американцами разбирали одного пациента за другим, под их контролем готовили планы и начинали лечение. Наши гости удивлялись: зачем начинать с таких сложных пациентов? Лучше взять попроще для начала. Но присутствие опытных коллег очень помогло нам, мы начали втягиваться в процесс.

7,5 млрд рублей

вложено в Протонный центр МИБС

Когда американские онкологи уехали, мы не остались в одиночестве: практически все наши планы с помощью телемедицинских технологий контролировал Зелиг Тухнер, 15 лет проработавший руководителем протонного центра в университете Пенсильвании. Так мы практически мгновенно перенесли в Россию их качество. Незримое присутствие лучших в мире специалистов придавало уверенность, мы довольно быстро начали набирать собственный опыт: 200 человек пролечили в первый год, 400 – во второй. В этом году мы планировали пролечить 600 больных, но, похоже, пациентов может оказаться больше.

В 2020 году мы, наконец, должны получить федеральные субсидии на лечение пациентов со всей России. Это деньги из федерального бюджета на оказание ВМП. Но сейчас, судя по всему, мы не сможем тратить получаемые по этому каналу средства на то, что считаем правильным и нужным. Например, на возврат инвестиций или строительство второй очереди нашего проекта – госпитального корпуса. Дело в том, что источники финансирования для государственных и частных медицинских организаций очень сильно отличаются.

Ни одному руководителю государственного медучреждения не придет в голову тратить деньги, полученные за оказание медуслуги, на строительство нового здания. Вся система финансирования медпомощи в России заточена под государственные учреждения. Когда она разрабатывалась, никто не предполагал, что частники будут оказывать ВМП. А с этого года такое стало возможным, поэтому, наверное, нужно что-то менять.

Нас не интересует прибыль для выплаты дивидендов. МИБС уже почти 20 лет живет как некоммерческая организация, вся прибыль расходуется в уставных целях, то есть на развитие инфраструктуры и оказание медицинских услуг. Когда мы строили протонный центр, мы понимали, что быстро инвестиции не вернутся, но мы рассчитывали на хороший финансовый поток, который собирались реинвестировать в наше дальнейшее развитие. Теперь мы понимаем, что, если ничего не изменится, мы не сможем вернуть инвестиции никогда, это просто не предусмотрено в структуре тарифа.

Читайте также:  Что нельзя делать при раке груди можно ли заниматься спортом при онкологии молочной железы.

– Но у вас же наверняка были какие ‑ то предварительные договоренности с Комитетом здравоохранения Санкт ‑ Петербурга?

– Эти договоренности выполнены – и нами, и Санкт ‑ Петербургом. В данной ситуации не нужно искать виновных. Я надеялся, что законодательство нам позволит каким ‑ то образом продолжить развитие, но, похоже, ошибся, сегодня это пока невозможно. Конечно, мы будем стараться что ‑ то сделать, чтобы изменить ситуацию, наверняка понадобится пересмотр законодательства, и мы очень надеемся, что нас услышат. А пока многие наши программы развития приостановлены или сокращены. Не потому, что мы разочаровались в нашей деятельности, просто у нас не будет на это денег. Инвестировав в проект $120 млн, мы ожидали хоть какой-то отдачи.

И я всегда думал: если это на 15 лет, то мы будем ежегодно получать от оказания медпомощи $9 ‑ 10 млн, которые сможем реинвестировать. Так вот этих денег не будет – это уже понятно. Точнее, они будут, но мы не сможем потратить их на дальнейшее развитие.

Дело в том, что мы не хотим оказывать платные услуги гражданам России. Мы строили этот центр, чтобы лечить главным образом детей, а какая молодая семья может позволить себе лечение за 2 млн рублей? Поэтому мы всегда ратовали за госфинансирование дорогостоящего лечения. Скоро эти средства появятся и благотворительным фондам не нужно будет собирать на лечение детей с миру по нитке.

– Когда они появятся, какая там сейчас процедура?

– Мы зарезервировали счет в казначействе, сообщили в Минздрав РФ. В ближайшее время мы заключим тройственный договор с ФФОМС и Минздравом и начнем лечить пациентов со всей России.

«ГОЛЫЙ» ПРОТОННЫЙ ЦЕНТР – ЭТО ТУПИК»

– Сколько всего пациентов вы должны пролечить за год по плану? Шестьсот случаев, больше?

– Заметно больше мы не сможем, потому что лечим очень много детей. Например, из 80 пациентов, проходящих сейчас курс протонной терапии, 66 детей, причем в день мы выполняем 25–30 анестезий, что отнимает много машинного времени. Поэтому 750–800 человек в течение 2020 года – это максимум.

– Другие частные компании тоже инвестируют в клинические мощности и задействуют их, работая по тарифам ОМС. Как у них это получается?

– Есть несколько успешных историй работы частников в системе ОМС. Прекрасно существует, например, гемодиализ, но они возвращают инвестиции через расходники. Большинство медорганизаций, у которых объем выручки по ОМС превышает 45–50%, испытывают трудности в использовании финансовых средств. Наверное, можно придумать какие ‑ то схемы, которые позволили бы как ‑ то изымать деньги из оборота, а потом возвращать их обратно, реинвестируя в инфраструктуру, но очень не хочется скатываться до «схематоза».

– Ваш основной бизнес позволит поддерживать этот проект?

– Проект как таковой не нуждается в поддержке со стороны основного бизнеса. На функционирование центра денег будет достаточно. Основная проблема в том, что дальнейшее развитие проекта невозможно – взять средства уже неоткуда, а основной бизнес с таким объемом инвестиций не справится. И это влияет на наши инвестиционные планы. Если система финансирования в принципе не предусматривает возврат инвестиций, то за счет каких средств развиваться?

– Но потребность в протонной терапии в стране от этого не уменьшается? Сколько нужно будет построить протонных центров, чтобы ее удовлетворить?

– Напротив, потребность будет увеличиваться. Мне трудно сказать и оценить, сколько государство должно построить протонных центров, как оно будет их финансировать, кто будет эти деньги получать и как тратить. Я теперь, честно говоря, не понимаю, наш центр нужен или нет.

– Нужен, конечно.

– Не уверен. В краткосрочной перспективе, конечно, нужен, я понимаю. Но уже в среднесрочной перспективе будут проблемы. Потому что даже лучший в мире центр, будучи «голым» протонным центром – без всего, что нужно собрать под одной с ним крышей, без стационара, без всех новых технологий, всего того, что мы собирались сделать, – это тупик. Девять лет назад, когда я все это планировал, у меня весь проект был целиком в голове. Мы планировали построить сам центр протонной терапии, а затем еще один корпус и заполнить его самыми современными технологиями.

Борьба с онкологическими заболеваниями – это не только протонная терапия, но и традиционная фотонная хирургия, химиотерапия, тераностика и многое другое. Все, без чего невозможно оказывать комплексную помощь больному. Но на старте проекта я и представить себе не мог, что законодательство таково, что, если мы не будем оказывать платные услуги на свободном рынке, я не смогу вернуть ни копейки из своих инвестиций.

– Тем не менее вы сейчас достраиваете стационар?

– Это совсем другое: тариф на протонную терапию включает госпитализацию, поэтому всех пациентов, которые будут лечиться по федеральным квотам, мы вынуждены будем госпитализировать. Хотя с точки зрения медицины это часто не нужно. И 60–70 простых онкологических коек совсем не то, что было задумано. И объем инвестиций несоизмерим с тем, что планировалось. Мы строим эти койки, чтобы ежедневно не возить пациентов на лечение из нашей онкологической клиники. Стационар очень близок к сдаче, но это случится не раньше, чем через месяц.

– Вопрос о тарифе: 2,5 млн рублей, если вам разрешат их расходовать по своему усмотрению, приемлемая компенсация расходов для этого вида медпомощи?

– Нас устраивает. Все ведь зависит от эффективности. Я всегда говорил, что проблема не в недостатке средств, а в эффективности их использования. Для нас это отличный тариф, позволяющий оказывать качественную медицинскую помощь, оплачивать работу персонала, продолжать обучение сотрудников, а с учетом нашей эффективности – даже развиваться, тратить деньги на новое строительство, вкладывать во все, что можно, и даже в то, что нельзя. Но пока средства можно пускать только на оперативные затраты.

«СХЕМА ГЧП В МЕДИЦИНЕ НЕЖИЗНЕСПОСОБНА»

– Построенный в 2019 году ФВЦМР в Димитровграде сможет вас потеснить на рынке услуг протонной терапии?

– Отличие ФВЦМР в Димитровграде от нашего центра как раз в том, что это не просто протонная терапия, а целый комплекс с набором различных технологий. Второй этап нашего плана предусматривал создание как раз такого центра. Нам жизненно необходимо собрать все «под одну крышу». Не может существовать медицина в виде одного лечебного метода. Если мы его не построим, нам будет очень трудно конкурировать с Димитровградом, даже если мы останемся лучшими в протонной терапии.

– После того как в ФВЦМР откроются остальные отделения?

– Через несколько лет после открытия в Димитровграде комплексных отделений и после того, как их специалисты накопят необходимый опыт. Сегодня у нас хотят работать многие молодые перспективные врачи, но профессионалы хотят заниматься медициной, а медицина возможна только комплексная – это командная работа различных специалистов, особенно в онкологии. Я здесь абсолютно солидарен с Михаилом Альбертовичем [Мурашко. – Vademecum], который говорит, что не должно быть избирательности, фрагментарности.

Более того, я думаю, что частная медицина может быть либо очень простая, как стоматологический кабинет, кабинет гинеколога, либо реальная, настоящая, в виде специализированного центра. Многопрофильный, онкологический, офтальмологический, но это должно быть в полном объеме, середины здесь нет. И, конечно, должна быть возможность возвращать инвестиции. Необходимо в принципе определиться, нужны нам частные инвестиции в здравоохранение страны или нет.

– Вроде нужны.

– Когда Владимир Путин дал поручение правительству продлить каникулы по налогу на прибыль для медицинских организаций, это, как мне кажется, стало одним из элементов создания отличного инвестиционного климата в конкретной отрасли. Значит, государство, как минимум его первые лица, заинтересовано в том, чтобы частные инвестиции приходили в медицину. И у меня вопрос: а как эти частные инвестиции могут прийти в медицину, если не предусмотрен их возврат?

– А варианты с ГЧП, концессии?

– Про концессию и ГЧП я не раз говорил: считаю, что эта схема в медицине нежизнеспособна. Было много разговоров о концессии в Великобритании, но посмотрите, что у них с медициной происходит. Сроки ожидания любой медпомощи превосходят там российские в разы. Они выбрали этот путь, а хорош он или плох, никто серьезно не анализировал. Хотя если чуть глубже копнуть, можно обнаружить, что в Великобритании не все так хорошо. Давайте за этим понаблюдаем. На мой взгляд, наличие «структуры тарифа», а точнее запрет тратить эти деньги на развитие, тот камень в плотине, который запирает поток частных инвестиций в здравоохранение страны. Система финансирования не стимулирует эффективность.

– Ваша инвестиционная программа в нынешних условиях завершена?

– Она будет сильно урезана.

– А ПЭТ ‑ центры, которые вы строите в регионах, что будет с ними?

– Если ничего не изменится, мы вынуждены будем сократить эти программы. Получается, что на зарплату мы можем заработать, а на развитие – нет. Я не жалею об инвестициях в протонный центр, мы бы еще раз это сделали, но нас это удручает. Наша мечта о создании лучшего в мире центра под угрозой. Хотя это не значит, что существующий порядок не может быть изменен.

– Вы всегда были в числе позитивистов, и на рынке вас так же воспринимали, потому странно слышать от вас чрезвычайно пессимистичные заявления.

– Дело в том, что я не понимаю, куда нам сейчас двигаться. Построим мы еще один ПЭТ ‑ центр или нет, не так принципиально.

Я всегда говорил, что мы не хотим быть самой большой компанией в стране, мы хотим быть лучшей. Для того чтобы быть лучшим, нужно некоторые вещи сделать. Вот их ‑ то я сделать и не могу. Построить еще пару ПЭТ ‑ центров – на это у нас деньги, наверное, будут. Но без финансовых потоков от протонного центра нам не построить новый корпус стоимостью $70–80 млн.

Читайте также:  Питание при химиотерапии Как восстановить аппетит после химиотерапии питание после химиотерапии при

– После получения вашим центром федерального задания по ВМП иностранцы и российские коммерческие пациенты останутся за бортом? Или вы сохраните какую ‑ то квоту для них?

– Давайте с иностранцев начнем. Я буду делать все, чтобы иностранцы лечились у нас. И даже не потому, что это деньги, а потому, что это реально демонстрирует наши возможности и квалификацию. Если люди приезжают из Австралии или государство Израиль присылает детей лечиться к нам в центр вместо США, то я считаю это признанием. И за этих пациентов я буду сражаться. Но мы не готовы отдать им больше 15–20% нашей пропускной способности, потому что у нас в стране очень много детей, нуждающихся в протонной терапии.

Теперь о коммерческих пациентах из России. Во ‑ первых, за два года работы у нас было всего несколько наших соотечественников, оплативших свое лечение. Больше того, ни одна российская семья не заплатила за лечение своего ребенка. За них платили либо местные бюджеты – Санкт ‑ Петербург, Москва, Московская и Ленинградская области, либо благотворительные организации, среди которых особенно хочу отметить «Русфонд» и «Линию жизни». Во ‑ вторых, я все последние годы добивался госфинансирования ВМП для частников. Мы строили этот центр для всех, а не только для богатых.

– Но вы же сможете реинвестировать в развитие средства, полученные от платных услуг?

– Конечно. Я смогу построить еще один ПЭТ ‑ центр или два ПЭТ ‑ центра, но для того, чтобы инвестировать деньги в новый корпус стоимостью $70–80 млн и при этом строительство не растянулось на 10 лет, нужно эти деньги заработать. Такие средства не получится собрать за счет 5- или даже 20 ‑ процентной доли иностранных пациентов.

У нас ограниченная пропускная способность, поэтому в какой-то момент увеличить поток пациентов станет возможным только за счет снижения качества. Но мы никогда не пойдем на компромисс по качеству оказания медпомощи.

И тогда у меня будет выбор: или мы делаем акцент на платных услугах и с каждым платным пациентом, в том числе иностранным, уменьшаем поток на одного российского ребенка, нуждающегося в протонной терапии, или режем инвестиционные программы. К первому варианту мы не готовы. Будем надеяться на здравый смысл и стараться изменить законодательство. Уж очень хочется осуществить мечту.

Онкостоп в Москве — Кибер-нож в Блохина

Пройти лечение на Кибер-ноже в Москве можно в онкоцентре Блохина в клинике «Онкостоп». Поскольку «Онкостоп» — это частный центр лучевой терапии, лечение проводится платно, но, при этом, существенный плюс в том, что здесь нет очередей, и пациентам не приходится ждать помощи месяцами.

Cyberkinife VSI

Цены на Кибер-нож в Блохина колеблются в пределах от 155 тыс. руб. до 455 тыс. руб. На размере оплаты также сказывается необходимость установки меток из драгметаллов, объем и состав дополнительного обследования, другие объективные факторы. Ознакомьтесь с подробным прайсом на радиохирургическое и лучевое лечение опухолей в различных частях тела.

Телефон для консультаций:

предварительная запись

Иногородние пациенты могут дистанционно получить бесплатную консультацию о возможности проведения лучевой терапии. Достаточно отправить заявку с загруженными документами.

Название процедурыЦена
Удаление опухолей головного мозга на установке Кибер-нож 290 000 руб.
Облучение опухолей других органов (кроме головного мозга) 320 000 руб.
Облучение Киберножом опухоли с учетом одного маркирования (установки метки) 390 000 руб.
Лечение невралгии тройничного нерва 194 500 руб.
Маркирование (дополнительно) под контролем УЗИ 90 000 руб.
Маркирование (дополнительно) под контролем КТ 104 000 руб.
Разработка дополнительного плана лечения 25 000 руб.

Контакты центра

Записаться на консультацию в центр лучевой терапии « Онкостоп » на Каширке можно по телефону:

записаться по телефону

с 09:00 до 18:00 по будням,
сб.–вс. — выходной .

Прием пациентов:
с 10:00 до 17:00 по будням,
сб.–вс. — выходной.

Адрес: РФ, Москва , Каширское шоссе, д. 23, стр. 4 (территория НМИЦ онкологии им. Блохина, РАМН). Почтовый индекс: 115478 .

Юридическое название фирмы: ООО «ОНКОСТОП» .

Порядок назначения лечения на Кибер-ноже

  1. Запись на процедуру осуществляет радиационный онколог во время первичной консультации. Запись на консультацию проводится по телефону +7 499 490-49-91 .
  2. Вам нужно будет взять с собой паспорт, а также результаты предыдущих обследований, врачебные заключения и иные медицинские документы, в которых содержаться сведения о болезни и ее лечении. Если вы живете далеко от Москвы, консультацию можно пройти заочно.
  3. Уточнив необходимые подробности, врач определяет перечень дополнительных обследований, назначает дату и время проведения процедуры. Допобследование в обязательном порядке включает компьютерную томографию (КТ), также могут быть назначены другие виды сканирования — МРТ, ПЭТ. По их результатам определяются точная форма, размеры и расположение опухолевого очага, которые передаются прямо на рабочую станцию радиохирургической системы и учитываются при планировании.
  4. После утверждения окончательного плана:
    1. Изготавливается специальная маска для головы и шеи или форма для другой части тела. Такой корсет сводит к минимуму вероятность появления артефактов движения и, одновременно, позволяет полностью расслабиться во время процедуры.
    2. По необходимости, для точного определения местоположения движущихся опухолей устанавливаются метки из золота или титана.
    3. Выполняется сама процедура, ее длительность составляет от получаса до полутора часов. В процессе манипуляции могут возникать незначительные изменения самочувствия, которые, как правило, самостоятельно проходят в течение 1–2 недель . Побочные эффекты, требующие медицинской коррекции, развиваются редко. Полный курс составляет от 1 до 6 сеансов.

    Комплексный подход к лечению

    Здание НМИЦ онкологии Блохина, где находится центр лечения на Кибер-ноже

    «Онкостоп» не просто арендует помещение в РОНЦ, но и тесно сотрудничает с одним из самых известных российских онкоцентров с мощной диагностической и терапевтической базой. Благодаря этому:

    • Все исследования, необходимые для составления плана лечения на установке Кибер-нож в Москве в НМИЦ онкологии Блохина проводятся на современном оборудовании профильными специалистами с огромным опытом работы. Это обеспечивает предельную точность диагностики и, как следствие, исключает риск ошибок при планировании.
    • По договоренности с радиологами центра врачи РОНЦ консультируют больных перед лечением, при необходимости — оказывают помощь в его ходе и по окончании процедуры.
    • В некоторых случаях для достижения максимального эффекта показано комбинирование радиохирургии с предварительным курсом дистанционной лучевой терапии (ДЛТ). В центре «Онкостоп» лучевая терапия выполняется на установке Clinac 600B с линейным ускорителем последнего поколения и расширенной функциональностью. Схема комбинированной терапии разрабатывается с учетом особенностей заболевания и состояния здоровья пациента.
    • Возможности оборудования, высокая квалификация радиологов и медицинских физиков обеспечивают эффект, сравнимый с результатами терапии на Кибер-ноже в ведущих западных клиниках.

    От чего зависит стоимость?

    Лечение к клинике Онкостоп

    Радиохирургия относится к высокотехнологичной медицинской помощи. Для ее оказания требуется не только дорогостоящая установка, но и работа целой команды специалистов. Они обслуживают систему, занимаются планированием, подготавливают пациента к облучению и выполнят саму процедуру. Все это приходится учитывать при формировании стоимости лечения на Кибер-ноже в Блохина, а точнее — в частном центре лучевой терапии, расположенном на базе НМИЦ онкологии.

    Однако центр идет на встречу пациентам, поэтому повторный курс облучения в течение года обходится существенно дешевле. Также нужно подчеркнуть, что в центре лучевой терапии «Онкостоп» цены в 8–10 раз ниже, чем в клиниках Европы, США или Израиля при равных возможностях и сопоставимых результатах.

    Почему в Онкостопе используется именно Кибер-нож?

    Модель Кибер-ножа, используемая в НМИЦ онкологии Блохина

    С помощью роботизированной установки Кибер-нож радиохирурги без операции разрушают опухоли в различных частях тела, включая новообразования органов грудной и брюшной полости, которые движутся в процессе дыхания.

    • Процедура не вызывает дискомфорта и непродолжительна по времени. Как правило, в тот же день пациента выписывают домой.
    • Луч попадает точно на мишень: погрешность составляет менее 0,5 мм. Благодаря этому, на таких аппаратных комплексах можно разрушать опухоли, находящиеся рядом с крупными сосудами, нервными сплетениями и жизненно-важными центрами.
    • Результаты лечения сравнимы с результатами обычной операции. При этом поток ионизирующих частиц может проникнуть туда, куда не могут попасть руки хирурга и традиционные хирургические инструменты без риска серьезных осложнений.
    • На Кибер-ноже можно облучать образования неправильной формы и относительно большого размера (до 6 см) .

    Врачи

    Ларинов Денис Викторович

    Ларинов Денис Викторович

    Онколог, радиотерапевт . Обладатель диплома II степени ФГБУ «РНЦРХТ» «За разработку эффективных методик конформного облучения при неходжкинских лимфомах». Стажировки – Германия, Нидерланды, Австрия, Венгрия, Санкт-Петербург, Москва. Автор ряда научных работ. Докладчик и соавтор докладов на тематических международных конференциях и форумах – Москва, Санкт-Петербург, Кельн, Лугано. Направление научной деятельности – лучевая терапия рецидивов опухолей головы и шеи. Основная специализация – стереотаксическая ЛТ опухолей у детей и взрослых различной локализации.

    Смольников Станислав Викторович

    Смольников Станислав Викторович

    Онколог, радиотерапевт . Стажировался в Испании по специальности «Лучевая терапия. Передовые технологии в радиационной онкологии». Участник тематических конференций (Мурсия, Мадрид, Москва), автор и соавтор докладов, научных публикаций. Специализируется на лечении новообразований всех локализаций методом стереотаксической лучевой терапии у взрослых.

    Все сведения о специалистах, порядке работы центра лучевой терапии, ценах процедур актуальны и соответствуют информации на официальном сайте клиники Онкостоп в г. Москва.

    Отзывы пациентов на клинику «Онкостоп» в Москве

    08.02.2016

    Болею раком с 2005 года. В 2014 году, в возрасте 55 лет у меня обнаружили метастаз в крестце. До обращения в Онкостоп прошла курс химиотерапии и лечение на традиционной радиотерапевтической остановке. Опухоль сначала уменьшилась, но затем снова начала расти, операция не была показана. В моей больнице и в различных онкоклиниках в других регионах меня не брались лечить, так как боялись, что повторное облучение вызовет осложнения. В Онкостопе взялись помочь — и получилось. Опухоль ушла — без скальпеля, без наркоза, без боли. Наконец-то и у нас в России можно лечить рак по-новому. Особо хочется отметить высокий профессионализм специалистов, в первую очередь — Назаренко А. В., а также возможность получить консультацию в РОНЦ.

    Анонимно

    02.11.2015

    Здравствуйте! Хочу поделиться своей историей лечения в Онкостопе. До того, как попала сюда на Кибернож лечила невриному слухового нерва у себя в области. Сделали две операции, но два года назад опять случился рецидив и мой врач-нейрохирург посоветовал радиохирургию на этом аппарате. Узнавали цены в Германии, но они оказались неподъемными. По стечению обстоятельство повезло попасть в Москву, на точно такой же аппарат, к доктору Арутюнянц Светлане Андреевне. Это редкий человек и специалист самого высокого уровня. Огромное спасибо ей, а также Тине Андреевне и всей команде центра за профессионализм, заботу и чуткость, у нас все получилось.

    Тамара Г.

    18.06.14

    У моей мамы в конце июля 2013 обнаружили рак носа, тогда ей было 62 года. Нам предложили операцию, и хотя были шансы, что она ее перенесет, но вместе с опухолью нужно было удалять практически пол-лица — правый глаз и верхнюю челюсть. В поисках альтернативы по рекомендации лечащего врача обратились в Онкостоп к Назаренко А.В. Он сказал, что есть шанс убрать опухоль Киберножом без операции. На удивление, стоимость лечения оказалась доступной, даже одалживать не пришлось, хотя я уже договорился, ориентируясь на абсолютно безумные цены за границей. Лечились амбулаторно, прошли шесть сеансов (полный курс), госпитализация не потребовалась. Результат: в течение года опухоль практически полностью ушла. Все это время и сейчас мама чувствует себя хорошо.

    Евгений Ж.

    Бесплатная онлайн консультация

    Чтобы сразу получить подробную консультацию ведущих онкологов, загрузите имеющиеся у вас документы: выписки, результаты ПЭТ КТ, МРТ, КТ, онкомаркеры.

    Протонная терапия при раке

    Протонная терапия — один из видов лучевой терапии , используемый в схемах лечения рака. Проникая в клетки злокачественных опухолей, положительно заряженные частицы (протоны) разрушают их ДНК. В результате клетки теряют способность размножаться, а опухоль — расти.

    К основным плюсам метода следует отнести:

    • Минимальный вред для организма человека. Облучение опухолевого очага протонами позволяет снизить радиационную нагрузку на здоровые ткани за счет особых свойств потока этих частиц.
    • Возможность одинаково успешно разрушать новообразования, как на коже, так и в глубине тела.
    • Пригодность для использования в схемах терапии рака у детей, а также для длительного лучевого лечения.

    Главный недостаток протонной терапии перед лучевыми методами, которые используются в настоящий момент, — большие размеры и вес установок старого поколения. Ранее для монтажа и работы таких установок было необходимо создание специальных условий.

    Данное обстоятельство до сих пор существенно ограничивало доступность метода. Благодаря внедрению во врачебную практику компактных инновационных ускорителей, создание системы протонной терапии стало проще. Появляется все больше центров и данный метод лучевой терапии все чаще включается в схемы лечения пациентов.

    Центры протонной терапии

    Центр протонной терапии

    В октябре 2017 года в Санкт-Петербурге открыт центр протонной терапии МИБС , который специализируется на онкологических заболеваниях и новообразованиях в головном мозге. Центр поcтроен на основе американской технологии, применяемой в техасском центре лучевой терапии. Привлечены опытные радиотерапевты, с большим стажем, и прошедшие дополнительную стажировку в США.

    Стоимость протонной терапии в Санкт-Петербурге — 1 800 000 руб.

    Также вы можете отправить заявку на бесплатную врачебную консультацию, заполнив поля и загрузив медицинские документы в нижеследующей форме. Это позволит понять причину обращения и оперативно связаться с Вами ближайшее время.

    Всего в мире действует более 50 центров, основная масса сосредоточена в США (18 штатов). Европейские страны: Германия, Чехия, Греция. Азиатские и юго-восточные страны: Корея, Индия, Китай, Катар, Япония.

    Сравнение с ценами в зарубежных центрах.

    Страна (центр протонной терапии)СтоимостьПримечание
    Россия (МИБС СПб) 1 800 000 руб. Первый российский центр с 3D протонной терапией.
    США от 35 000 $ до 70 000 $ Первый вариант в рамках страхования MediCare, второй для пациентов без страховки.
    Франция (Марии Кюри) 44 300 $ Данные, предоставленные врачами центра.
    Чехия (Прага) 49 500 $ 3-недельный курс, при лечении опухоли головного мозга.
    Южная Корея (Самсунг) 65 000 $ Стоимость лечения для иностранных граждан.
    Индия (Ченай) 33 000 $ Ориентировочная стоимость в центре, который открывается в 2018 году.

    Примечания и пояснения к таблице:

    1. Цена протонной терапии для разных пациентов может сильно отличаться. Лечение может включать от 1 до 35 сеансов, различные типы подготовки, что сказывается на стоимости лечения. Более того стоимость лечения в разных центрах может сильно отличаться в зависимости от того, гражданам или не гражданам страны проводится лечение. Кто оплачивает лечение, государство, страховая компания или сам пациент.
    2. Большинство центров протонной терапии не публикуют стоимость лечения, исключение – центр протонной терапии в Санкт-Петербурге.
    3. Стоимость лечения протонами обычно в 2-3 раза выше, чем стоимость самых современных методов лучевой терапии гамма лучами. Это связано с дороговизной строительства центра с протонным ускорителем.

    Планы по развитию протонной терапии в России

    Поскольку строительство центров с ускорителем требует значительного финансирование, развитие этого метода к сожалению проходит медленно. Единственный центр с современной технологией 3D позиционирования запущен только в Санкт-Петербурге, c привлечением частных инвестиций. Лечение платное, но при получении пациентами квот от министерства здравоохранения может оплачиваться из государственного бюджета.

    Также на базе Балакинского ускорителя в Обнинске и Протвино построены центр с более примитивной консолью, которая позволяет формировать пучок с использованием 2D проекций, что снижает точность попадания в мишень, и может задевать здоровые ткани. Также консоль ограничивает область применения – на сегодня лечатся только опухоли головы и шеи. Лечение пока проводится не системно, в экспериментальном режиме.

    Город – название центраТехнология (область)Год открытия
    Санкт-Петербург – МИБС 3D (все тело) 2017
    Обнинск – Экспериментальный радиологический сектор 2D (голова, шея) 2017
    Подольск – «Медицинский синхротрон» 2D (голова, шея) 2015 – работает в экспериментальном режиме
    Димитровград – Центр ПЛТ 3D (все тело) 2019
    Владивосток — Центр Ядерной Медицины 3D (все тело) 2021
    Москва, Обнинск, Новосибирск 3D (все тело) 2022

    В чем преимущества протонного излучения?

    Поток протонов с заданной энергией имеет следующие отличия от других типов излучения:

    • частицы почти не рассеиваются в тканях, лежащих на пути к цели;
    • пробег всех протонов практически одинаков;
    • большая часть дозы радиации выделяется в конце пробега на последних миллиметрах — так называемый эффект «пика Брегга».

    На диаграмме представлен принцип действия облучения протонами в сравнении с традиционными методами лучевой терапии.

    Пик Брегга в протонном пучке при лечении

    Как мы видим, использование протонов позволяет донести максимум энергии рассеивания непосредственно до опухоли. При этом другие виды ионизирующего излучения, применяемые в традиционной лучевой терапии, по пути к цели рассеиваются и в здоровых тканях. В итоге облучаются здоровые ткани, а воздействие на опухоль снижается. Применение облучения протонами успешно решает эту проблему.

    Сравнение воздействия на ткани протонной терапии и ионизирующего излучения

    Воздействие на здоровые и больные ткани разных методов лучевой терапии

    Для еще большей точности излучатели протонов монтируются на подвижной консоли (gantry), которая вращается вокруг тела пациента и корректирует направление излучения с учетом движения органов и тканей, например при дыхании. Это высокоточная система позиционирования с погрешностью не превышающей десятые доли милиметра. Такая коррекция фактически сводит к нулю воздействие радиации на ткани, расположенные за пределами области облучения.

    Благодаря этим особенностям при лечении рака, протонная (корпускулярная) терапия отличается исключительной избирательностью и максимально щадящим действием и позволяет проводить сложные и безопасные радиохирургические операции в том числе на мозге или глазном яблоке.

    При каких заболеваниях используют этот метод?

    • Основное направление это лечение онкологических заболеваний, удаление опухолей головного мозга, глаз, простаты, легких, горла, органов брюшной полости, молочной железы, матки и позвоночника.
    • Также удаление метастазов;
    • Лечение доброкачественных новообразовнаий головного мозга.

    Дополнительными показаниями для использования протонной терапии является отсутствие побочных эффектов, связанных с такими рисками , как:

    • развития радиационного гепатита,
    • повреждение жизненно важных тканей, прилегающих к опухоли при хирургических методах или других видах лучевого воздействия,
    • нарушений функций головного мозга при лечении новообразований в этой области,
    • трансформация здоровых клеток в злокачественные после радиационного облучения, особенно актуально при лечении детей.

    Как проходит лечение?

    1. Пациент прибывает в центр.
    2. Проводится подготовительная диагностика. Как правило, ПЭТ КТ исследование и магнитно-резонансная томография с целью уточнить локализация новообразования и его форму.
    3. На основе диагностики формируется трехмерная компьютерная модель опухоли и моделируется форма, направление и длительность облучения. Создается персонализированный коллиматор из сплава Вуда, определяющий форму пучка, и болюсы корректирующие глубину точки формирования пика Брега, чтобы он возник именно в месте расположения опухоли.
    4. В день сеанса физики центра проводят тестовый пуск и измеряют такие параметры, как мощность, глубину проникновения и профиль пучка протонов. С учетом смоделированного ранее сценария процедуры корректируются настройки излучателя и коллиматора.
    5. В назначенное время пациента проводят в комнату с излучателем. Фиксируется в положении сидя в кресле, или соответственно лежа на подвижной кушетке. При проведении радиохирургии в области головы и головного мозга, для дополнительной фиксации используют индивидуальную иммобилизирующую маску в виде пластиковой сетки.
    6. Облучение проводится фракционно Перед каждой фракцией проводится контрольный рентгеновский снимок. Проверяется точность соответствия структуры тканей сделанному ранее планированию до долей миллиметра. При точном совпадении выполняется облучение. В противном случае перед облучение оператором выполняется коррекция.
    7. Сеанс длится 15-20 минут. По окнчанию сеанса пациента проводят в комнату отдыха и проверяют основные физические параметры. При хорошем самочувствии пациент может в этот же день отправиться домой.

    Подготовка пациента

    От пациента какой-то специальной подготовки не требуется. Накануне процедуры необходимо избегать курения, употребления алкоголя, переедания и излишней физической нагрузки. Врачи также могут сделать дополнительные анализы на наличие таких хронических заболевания как диабет, аллергия, для предотвращения интоксикации организма продуктами распада злокачественных клеток.

    Последствия лечения и особенности восстановительного периода

    Как в процессе, так и после сеанса облучения пациент не испытывает никаких ощущений. Отдаленные последствия лечения зависят от локализации раковой опухоли и ее размера, и не отличаются от последствий разрушения злокачественных новообразований вследствие действия других видов облучения.

    В период между сеансами и после окончания курса лечения рекомендуется придерживаться распорядка дня и режима питания, рекомендованного врачом. Как правило последующей госпитализации не требуется, процедура проходит амбулаторно. В дальнейшем только проводится контрольная диагностика, для оценки эффективности пройденного лечения.

    Читайте также:  Опухоль головного мозга первые симптомы у мужчин женщин детей первые симптомы онкологии головного

Вы пропустили